Vigoda

Выставка Икуру Куваджима Репатриация

Дни исторического и культурного наследия. 10 лекций, спектаклей и экскурсий по выставкам

Выставка Икуру Куваджима Репатриация

18 апреля в Москве стартовали Дни исторического и культурного наследия. На 21 апреля в московских музеях запланировано множество бесплатных мероприятий. По просьбе mos.ru агентство «Мосгортур» выбрало 10 самых интересных.

Полная программа Дней исторического и культурного наследия, которые продлятся до 31 мая, опубликована на посвященном им сайте.

Лекция-презентация книги «Гагарин. Удивительная история первого полета»

Место: Музей космонавтики (проспект Мира, дом 111)

Время: 15:00–16:00

Вход свободный

Возрастное ограничение: 6+

Каким был путь Юрия Гагарина от мечты к реальности, как прошло для него то самое 12 апреля, о чем он думал в полете, что написал в прощальном письме жене? Об этом расскажет заместитель директора Музея космонавтики по научной работе Вячеслав Климентов. Он представит свою новую книгу «Гагарин. Удивительная история первого полета».

До или после лекции стоит заглянуть на выставку «Юрий Гагарин: “Я простой советский человек”» и увидеть предметы, которых касалась рука космонавта номер один. Школьная парта, отцовские инструменты, летная куртка, свидетельство пилота-космонавта расскажут истории о разных периодах его жизни.

В экспозиции есть QR-коды, по которым можно найти интервью с однокурсником Юрия Гагарина и пройти тест, посвященный биографии космонавта.

От сельской гармони до майорских погон. Пять историй из жизни Юрия Гагарина

Отмечать День исторического наследия в Музее космонавтики будут до вечера. В 12:00 у входа начнется лекция-экскурсия, посвященная космической истории Москвы. А в 12:30 научные сотрудники музея Юлия Костина и Сергей Герасютин представят свою книгу «Космонавтика на карте Москвы».

Лекция «К нам едет… Хлестаков!: сценические интерпретации пьесы Николая Гоголя»

Место: Дом Гоголя (Никитский бульвар, дом 7а)

Время: 13:3015:00

Вход по бесплатным билетам, получить их можно в кассе перед началом лекции. Количество билетов ограниченно

Возрастное ограничение: 6+

Вход: свободный

Вместе с лектором гости музея попытаются разобраться, в чем заключается феномен пьесы «Ревизор», познакомятся с тремя знаковыми театральными постановками по ней и узнают, почему первая не понравилась самому Гоголю, что изменил в тексте Всеволод Мейерхольд и какого нового персонажа ввел в свою версию «Ревизора» Валентин Плучек.

Тайны гоголевского произведения раскроет Егор Сартаков, кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры истории русской литературы и журналистики Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

От Девичьего поля до Данилова монастыря. Гид по Москве ГоголяИз чего состоит Дом Гоголя: жизнь главного мистика русской литературы в экспонатах

Встреча с Александром Бургановым и сюрреалистический спектакль

Место: Дом Бурганова (Большой Афанасьевский переулок, дом 15, строение 9)

Время: 11:0019:00

Возрастное ограничение: 6+

Вход: свободный

Музей сюрреализма приготовил насыщенную программу на весь день. С 11:00 для посетителей будут открыты как постоянные, так и временные выставки, а в 13:00 все желающие смогут попасть на обзорную экскурсию по музею. Настоящий сюрприз ждет поклонников творчества Александра Бурганова в 15:00: они встретятся и пообщаются с самим мастером.

Завершит программу спектакль «Ловушка» по мотивам философской новеллы Луиджи Пиранделло в постановке режиссера и актера Армана Хачатряна. Начало спектакля в 18:00.

Экскурсии по Музею лубка

Место: Музей русского лубка и наивного искусства (Малый Головин переулок, дом 10)

Время: 13:00–14:00, 16:00–17:00

Возрастное ограничение: 0+

Вход: свободный

Первые лубочные картинки, отпечатанные типографским способом, появились в России XVI веке. Эти гравюры с острыми сюжетами и хлесткими текстами были очень популярны и в ХХ столетии. Первую мировую войну русские лубочники встретили серией картинок, высмеивающих противников России. Делал своего рода лубок и Владимир Маяковский — речь идет о его «Окнах РОСТА».

На экскурсиях по экспозиции Музея русского лубка сотрудники проведут гостей по экспозиции и расскажут, почему эти «потешные картинки» не устарели со временем. Гости встретятся с героями лубка — рыбой Мелузиной, богатырем Бовой Королевичем, шутами, медведями, котами и другими персонажами, — и узнают их истории.

Эскиз спектакля «Червонный валет»

Место: Дом-музей Марины Цветаевой (Борисоглебский переулок, дом 6, строение 1)

Время:17:0018:30

Возрастное ограничение: 12+

Вход: свободный, по регистрации

Театровед Наталья Шаинян прочитает лекцию о самой таинственной пьесе Марины Цветаевой — «Червонном валете». Главные действующие лица — карты, «живое нечеловеческое племя», как называла их сама Цветаева, играющие и гадающие на любовь, судьбу и смерть.

Познакомиться с этими персонажами можно будет в конце вчера. Народная артистка России Ольга Дроздова и студенты театрального факультета Института современного искусства покажут свой эскиз спектакля «Червонный валет».

Семейный квест и экскурсии по усадьбе Кусково

Место: музей-заповедник «Кусково» (улица Юности, дом 2)

Время:10:0018:00

Возрастное ограничение: 0+

Вход: свободный

Квест-путешествие «Увидеть невиданное» отлично подойдет для семейного приключения — просто возьмите путеводитель на любом из входов. Решая задачи, вы узнаете историю одного из самых древних парков столицы и музея, которому в этом году исполняется 100 лет.

Те, кто предпочитает общение с экскурсоводом, могут присоединиться к одной из групп, которые будут собираться у Кухонного флигеля каждые полчаса с 11:00 до 15:30. Предварительная регистрация не требуется.

Для всех желающих в Большой каменной оранжерее будут открыты знаменитая экспозиция «Портретная галерея усадьбы Кусково» и выставка к 100-летию музея — «Собрание А.В. Морозова: фарфор, керамика, стекло».

Детективное расследование «Дело о пропавшем гвозде»

Место: музей-заповедник «Коломенское» (проспект Андропова, дом 39 строение 77/1)

Время:14:00 и 16:00

Возрастное ограничение: 6+

Вход: свободный

Гвозди на Руси начали ковать в Х веке. Дело было настолько трудным и тонким, что мастеров-гвоздарей воспевали летописцы. В начале прошлого столетия на смену человеку пришла машина. В «Усадьбе кузнеца» в Коломенском хранят традиции и продолжают делать гвозди вручную.

В это воскресенье здесь ждут юных детективов — тех, кто хотел бы расследовать сложные и интересные дела. Ребятам предстоит помочь коломенским кузнецам найти пропажу — особенный гвоздь. Параллельно с поисками они смогут поработать в кузнице и послушают рассказ об истории старинной профессии гвоздаря.

Экскурсия по выставке «Репатриация»

Место: галерея «Пересветов переулок» (Пересветов переулок, дом 4, корпус 1)

Время: 17:0019:00

Возрастное ограничение: 6+

Вход: свободный

Японский художник Икуру Куваджима занят необычным делом — «репатриацией» российских коряг. Его одноименный проект основан на исследованиях ученых-дендрохронологов, которые отследили многолетний дрейф сибирских деревьев к берегам Исландии. Они говорят, что многие деревья, оказавшиеся на исландских берегах, были когда-то срублены заключенными ГУЛАГа.

Возвращая коряги на родину, художник рассказывает о судьбах репрессированных и как бы замыкает их сложный путь. Участники кураторской экскурсии получат возможность поговорить с самим Куваджимой и задать ему любые вопросы о выставке.

Расписание всех мероприятий Дней культурного и исторического наследия объединения «Выставочные залы Москвы» — на его официальном сайте.

Экскурсия «Башни фантазеров»

Место: галерея «Изопарк» (улица Островитянова, дом 19/22)

Время: 13:0014:00

Возрастное ограничение: 6+

Вход: свободный, по предварительной записи по телефону: +7 (495) 336-97-13

На экскурсию по выставке «Космос как предчувствие» ждут детей пяти — семи лет. Ребятам расскажут о художниках-авангардистах и архитекторах первой половины ХХ века. Космос в названии выставки — синоним будущего, о котором они мечтали.

В частности, речь пойдет о Владимире Татлине — одном из крупнейших представителей русского авангарда и авторе легендарного памятника III Коммунистического интернационала, или просто башни Татлина.

Пешеходная экскурсия «100 лет плану монументальной пропаганды»

Место: сбор у храма Василия Блаженного, Красная площадь

Время: 12:0014:00

Возрастное ограничение: 0+

Вход свободный, по регистрации

Экскурсия приурочена к столетию принятия декрета «О памятниках республики», с которого в Советской России началось воплощение плана монументальной пропаганды.

Участникам расскажут о составленном Анатолием Луначарским, Владимиром Бонч-Бруевичем, Владимиром Татлиным и Александром Родченко «Списке лиц, коим предложено поставить монументы в г. Москве и других городах РСФСР».

Он состоял из 50 имен и был очень своеобразным: вместе с Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом как герои социализма в нем значились Спартак, Робеспьер, Сен-Симон и Пушкин. Экскурсанты пройдут по местам установки памятников и узнают, как воплощался план.

Источник: https://www.mos.ru/news/item/54263073/

Хочу помнить, требую забыть: как современное искусство работает с культурной памятью

Выставка Икуру Куваджима Репатриация

Анна Наринская: Осенью прошлого года я делала выставку к пятилетию проекта «Последний адрес» («Последний адрес/пять лет». — Прим. T&P), посвященную борьбе людей, желающих помнить и желающих забыть.

Самое важное, что есть в этой выставке, — констатация конфликта между памятью и забвением. В экспозиции был такой поразительный экспонат — переписка между директором завода одного маленького далекого города и внучкой его расстрелянного в 1937 году предшественника.

Директор добился, чтобы в честь этого человека на заводе повесили табличку, а через пару лет внучка расстрелянного случайно узнала об этом и стала писать письма нынешнему директору.

В переписке они меняются местами: семья все эти годы пытается ну не то чтобы забыть, но, во всяком случае, «не остро помнить» об расстрелянном, и вдруг появляется внешний человек, для которого эта память невероятно важна, возвращающий ее.

Готовясь к выставке, я провела мини-исследование: прочитала протоколы заседаний ТСЖ по поводу установки памятных табличек. По закону повесить такую табличку на дом можно, только если с этим согласны больше половины его жителей. Я записала объяснения людей, которые не хотят вешать таблички, а «Театр.doc» по этим диалогам сделал небольшую пьесу.

Сценарий, который мы написали с Еленой Ваниной, основан на собрании ТСЖ Дома писателей в Лаврушинском переулке, где жил Пастернак. Многие жильцы этого дома сидели, поэтому на нем предполагалось установить сразу несколько табличек.

Среди противников была начальница ТСЖ, которая заявила: «Хорошо, голосуем, но если хотя бы один человек против, то ничего не устанавливаем. Я против».

Многие жильцы считают, что приговоренные люди действительно были японскими или немецкими шпионами.

Зачем же вешать в их честь таблички? Да и вообще — если на твоем доме устанавливают табличку о том, что здесь (а вполне возможно, даже в твоей квартире) расстреляли столько-то людей, то как ты будешь жить там с этим знанием? Либо возненавидишь тех, кто тебе об этом напоминает, либо начнешь интересоваться этой темой и размышлять, почему эти люди вмешиваются в твою жизнь и зачем вообще о них надо думать.

Люди готовы защищать свое право не помнить и не знать,

и это не только российский феномен. Например, в Германии и некоторых других европейских странах перед дверями домов, откуда увели евреев, устанавливают так называемые камни преткновения, и этот проект Гюнтера Демнига тоже воспринимается с невероятным сопротивлением.

Другая большая выставка на тему памяти и забвения посвящена одному из известнейших арт-деятелей фашистской Германии Хильдебранду Гурлитту («Гурлитт: инвентаризация. Арт-дилер в нацистской Германии». — Прим. T&P).

Гурлитт, который должен был стать одним из кураторов Музея фюрера, собирал так называемое дегенеративное искусство двумя способами: либо брал себе картины, которые выкидывали из музеев, либо покупал полотна за бесценок у богатых евреев, которых вот-вот должны были сослать в лагеря.

Его сын долгое время держал в тайне всю эту огромную коллекцию в подвале своего дома (ее обнаружили во время обыска в 2012 году. — Прим. T&P).

Удивительно, но на выставке не поднимался вопрос об оправдании или обвинении Гурлитта.

Ее смысл был в том, что на него можно посмотреть двумя способами: как на абсолютного гада, пользовавшегося отчаянным положением людей, или как на спасителя картин, которые иначе просто уничтожили бы.

Отсюда вывод: человек вообще не должен оказаться в ситуации выбора, в которую его ставит тоталитарный режим, когда нужно решать, быть тебе подлецом так или подлецом сяк.

Актуализация памяти

Александра Киселева: У искусства несколько режимов работы с памятью. Есть память частных людей, живших во время каких-то событий и помнящих о них.

А если мы не были свидетелями произошедшего, то это уже будет память как то, к чему мы можем подключиться, — и тогда мы соглашаемся помнить что-то определенным образом.

Искусство может отметить события и разместить их в пространстве истории, а может дать понять, что те события и реалии на самом деле продолжаются, и это продолжение мы можем почувствовать.

Во время поездки в Исландию художник Икуру Куваджима собрал прибитые к берегу куски дерева, которые (по мнению некоторых исследователей. — Прим. T&P) когда-то рубили заключенные ГУЛАГа в Сибири, и вернул их обратно в Россию.

Уже само это действие запустило определенные процессы, связанные с памятью. Сложно представить себе путь этих деревьев. Многие посетители выставки «Репатриация» спрашивают, можно ли посмотреть карту их перемещения, однако их маршрут, наверное, и должен оставаться непредставимым.

Деревья приплыли, их путь окончен — а Икуру продолжает его, актуализирует реальность произошедшего.

Реально то, что эти деревья плавали по океану около десяти лет, но так же реально и то, что люди, которые их рубили, порой даже больше времени проводили в каких-то непредставимых перемещениях и наверняка на излете своей свободной жизни даже не могли представить себе, где они окажутся.

Мой любимый пример актуализации памяти в искусстве — работа Ханса Хааке. Он предложил на клумбе во дворе Рейхстага, на фасаде которого написано: «Немецкому народу» («Dem deutschen Volke»), выложить слова: «Населению» («Der Bevolkerung». — Прим. T&P).

Хааке считает, что нужно включить в народ все население — не только немцев, но и тех людей, которые приехали в Германию и стали (или еще нет) ее гражданами.

Предполагалось, что парламентарии бросят по горсти семян в эту клумбу — и таким образом признают, что на фасаде Рейхстага написана по нынешним меркам фашистская надпись.

Как помнят в разных культурах

Дарья Серенко: Память конструируется в каждой культуре особым образом. Мы ориентируемся на существующие в нашей стране конструкты и социализируемся внутри того, как здесь помнят.

Икуру Куваджима: Я два года жил на Украине, а в 2010 году переехал в Киргизию и Казахстан, где много потомков заключенных. Жители Средней Азии часто сами начинают об этом рассказывать.

Я начал изучать тему, но как фотограф и художник ничего не делал: в то время я занимался прямой фотографией, то есть снимал что есть, а на месте ГУЛАГа там ничего нет — только колючая проволока и степь.

Раньше в Казахстане было неуместно говорить про репрессии и голод, но в прошлом году правительство даже финансировало проект на эту тему и у художников были выставки где-то в Европе. Так что теперь там вроде бы можно об этом говорить, а вроде бы по-прежнему нельзя.

Анна Наринская: А разве в Японии не та же проблема — невозможность говорить о Второй мировой войне?

Икуру Куваджима: В Японии есть люди, которые думают, что империализм был во благо: якобы наша страна пыталась освободить Азию и защищала людей, хотя на самом деле она оккупировала Курилы, колонизировала Маньчжурию и пошла дальше в Юго-Восточную Азию.

Другие японцы — назовем их либералами — считают, что Япония делала что-то плохое, надо перед всеми извиниться и т. д. В последние 60–70 лет идет постоянная борьба между этими двумя группами. И еще, конечно, большому количеству аполитичных японцев просто все равно.

В японских школах мало говорят о Второй мировой: мол, была война, это было плохо — и все.

Анна Наринская: А вот у нас дети, сдающие ЕГЭ, должны знать о Великой Отечественной войне в подробностях: кто, когда и какую речку перешел, где какие подвиги были. Так что у нас тоже важный вопрос: кто хозяин памяти?

Колонизация памяти

Дарья Серенко: С памятью происходит то же, что и с реальными физическими территориями: ее можно колонизировать. Вместе с жителями «дома на ножках», в котором я живу, мы сделали галерею и лекторий и в прошлом году все вместе отмечали 9 Мая прямо в подъезде.

Спустились разновозрастные жители, мы выпили чаю, посмотрели пару фильмов и сели разговаривать. В лифтах заранее висели афиши о мероприятии: «Поздравляем всех с 9 Мая — Днем памяти».

Несколько человек сказали: «Что же вы повесили такую афишу? Какой же это День памяти, если это День Победы?» Но жители сами выбрали такую надпись.

Получается, что есть «верхушка», которая что-то навязывает, и есть низ, который сопротивляется или присваивает. В нашем случае на уровне низовых, горизонтальных инициатив произошел раскол, возникла дихотомия памяти и победы. Мы все время пытаемся приостановить память и иметь дело с ее результатами.

Анна Наринская: Память даже в ее течении легко перекривить. Например, «Бессмертный полк» задуман как память — ведь это фотографии людей, которые действительно погибли, это вроде бы то же самое, что делает Икуру.

Но в какой-то момент эта память о трагедии переформатируется в память о победе и все равно присваивается. Однако это не всегда идеологический момент. У нас есть важнейшее присвоение памяти — уверенность, что Сальери убил Моцарта.

Мы все знаем, как было на самом деле, но это просто сильное культурное высказывание.

Когда у тебя есть глыба под названием «Победа», в которой нет разных людей — тех, кто погиб, тех, кого поставили в заградотряды и т. д., — все это легче присвоить. Это хорошо видно по тому, что произошло с Музеем блокады (Музеем обороны и блокады Ленинграда.

 — Прим. T&P) в Петербурге. Это было маленькое пространство, которое сделали сами жители. На новый музей, которым занимается бюро, построившее «Охта-центр», выделили какую-то чудовищную сумму.

И первым делом эти люди прямо заявили, что делают музей не трагедии, а подвига. Трагедию невозможно присвоить.

А вся эта архитектура настроения (чтобы ты входил — а там темно и страшно, и маленький кусочек хлеба посередине) способствует тому, что вместо человеческих жизней, которые были задействованы в этой трагедии, остается лишь абстракция.

Сегодня в России память и подвиг, память и победа находятся в конфликте.

Вообще, «подвиг» — вымученное понятие, пустое слово, годящееся только для идеологии. Когда человек бросался под танк — это подвиг или вынужденный поступок, потому что в него сзади стреляли заградотряды?

Оксана Васякина: Язык, на котором говорит современный русский человек, пропитан политикой и историей, насколько пропитана ими древесина, которую Икуру репатриировал в Россию.

Мы живем в диалектическом мире — словно в том, который описывали средневековые географы, считавшие, что Земля плоская. С одной стороны есть люди, которые помнят о жертвах репрессий, а с другой живут те, кто верит в победу. И когда мы подходим к краю Земли и смотрим вниз, и они тоже подходят к краю, мы друг друга видим, но как будто не можем встретиться.

У нас есть мертвецы, с которыми мы можем жить, и мертвецы, с которыми мы жить не можем. Мертвые люди всегда среди нас, мы включаем их в свое сообщество и наделяем их чувствами, когда ходим на могилы или вешаем таблички.

Я не верю, что можно каждый день ходить и спотыкаться об один и тот же порожек. Ты три раза споткнешься, а на четвертый он станет частью твоей памяти и культуры.

Так и это «кладбище», на котором я не хочу жить, спустя время станет частью моей истории, которой я смогу поделиться со своим окружением и со своими детьми.

Мы публикуем сокращенные записи лекций, вебинаров, подкастов — то есть устных выступлений. Мнение спикера может не совпадать с мнением редакции. Мы запрашиваем ссылки на первоисточники, но их предоставление остается на усмотрение спикера.

Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/17509-khochu-pomnit-trebuyu-zabyt-kak-sovremennoe-iskusstvo-rabotaet-s-kulturnoy-pamyatyu

Добавить комментарий

Рубрики

Рубрики