Vigoda

Персональная выставка Виктора Иванова в Институте русского реалистического искусства

В москве закрыт институт русского реалистического искусства. как отреагировало культурное сообщество

Персональная выставка Виктора Иванова в Институте русского реалистического искусства
https://www.znak.com/2019-06-11/v_moskve_zakryt_chastnyy_muzey_biznesmena_alekseya_ananeva_kak_na_eto_otreagirovalo_kulturnoe_soobch

2019.06.11

Алексей Ананьев на фоне картины «В пути» Георгия НисскогоСайт ИРРИ

В конце мая Арбитражный суд Москвы арестовал активы предпринимателей Дмитрия и Алексея Ананьевых в качестве обеспечительной меры по иску ранее принадлежавшего им санированного «Промсвязьбанка». Арест был наложен также на имущество прежних топ-менеджеров банка. В «Промсвязьбанке» утверждают, что бывшие собственники и менеджеры провели ряд сделок и нанесли банку ущерб в 282 млрд рублей.

Среди арестованных активов Алексея Ананьева оказались банковские счета, доли в компаниях, самолет, автомобили и многочисленные картины, которые хранятся в основанном им частном музее, Институте русского реалистического искусства (ИРРИ). Из-за этого музей сейчас закрыт для посетителей.

В культурном сообществе возникшая ситуация называет тревогу. Команда ИРРИ собрала яркую коллекцию картин, которая теперь может быть разделена, кроме того, под угрозой образовательные и исследовательские программы, а в перспективе — снижение интереса у меценатов к музейной сфере. Znak.

com поговорил с арт-директором музея Надеждой Степановой и другими экспертами.

«Ситуация неприятная и грустная»

— Надежда Анатольевна, в начале июня Институт русского реалистического искусства (ИРРИ) объявил о закрытии на неопределенный срок.

Причина — арест имущества Алексея и Дмитрия Ананьевых по иску санированного «Промсвязьбанка», владельцами которого они были.

Под арест попала в том числе принадлежащая Алексею Ананьеву и находящаяся в управлении ИРРИ коллекция картин. Что сейчас происходит в музее?

— Из-за поступившего предписания суда нам действительно пришлось временно закрыть музей и остановить работу временной выставки «Пора разобраться! Архив Александра Каменского». Мы сообщили об этом на своем сайте и в социальных сетях.

Экспонаты, которые мы брали у государственных музеев и частных коллекционеров, в данный момент им благополучно возвращены. Остальные экспонаты — почти 400 произведений искусства — остаются в нашем музее.

Здание функционирует в штатном режиме, с полным соблюдением всех музейных технологических стандартов. 

— Можете ли вы назвать стоимость коллекции в целом?

— Нет. Оценка коллекции — это очень сложная, профессиональная работа (ранее в интервью газете «Коммерсантъ» Алексей Ананьев говорил, что подобная оценка делается тогда, когда коллекция продается, а у него такой вопрос не стоит, и заниматься этим просто исходя из теоретического интереса «нет не времени, ни желания». — Прим. ред.)

Надежда СтепановаСайт ИРРИ

— При этом художественное собрание ИРРИ считается одной из лучших коллекций живописи национальной реалистической школы ХХ века. Каких мастеров вы могли бы выделить?

— У нас представлен практически весь ХХ век, за исключением, пожалуй, авангарда и нонконформистов. В залах первого этажа музея экспонируется советская живопись первой половины XX века. Здесь, в частности, произведения Сергея Герасимова, Александра Дейнеки, Юрия Пименова, Георгия Нисского, Исаака Бродского.

На втором этаже — собрание произведений советских художников второй половины XX века. Основу экспозиции составляют работы крупнейших художников-«шестидесятников», в число которых входят Гелий Коржев, братья Сергей и Алексей Ткачевы, Виктор Иванов, Петр Оссовский, Таир Салахов и другие.

На третьем этаже — современная художественная жизнь России. Здесь можно увидеть произведения таких мастером, как Семен Файбисович, Александр Петров, Андрей Волков.

— Нынешнюю ситуацию, в которой оказался Институт русского реалистического искусства, можно с чем-то сравнить?

— Можно провести параллель с частными коллекциями Сергея Щукина и Ивана Морозова. После 1917 года собрания были национализированы, чуть позже коллекции объединили в Музее нового западного искусства, после войны — разделили между ГМИИ им. А. С. Пушкина и Эрмитажем. 

—  Какую еще работу, помимо выставочной, вам пришлось приостановить?

— У нас также проходили еженедельные лекции, арт-ланчи, образовательные курсы для детей. Мы вели научную и образовательную деятельность, работали по внешним проектам. В общем, на июнь был запланирован достаточно большой объем работы.

Сайт ИРРИ

— Есть какие-то прогнозы по открытию музея?

— Мы ждем дальнейших судебных решений, надеемся, что они будут в положительном для нас ключе. На самом деле данная ситуация — это тревожный звонок для всего культурного сообщества.

В последний год меценатская деятельность и работа частных музеев набирала обороты, при этом меценаты активно поддерживали и государственные музеи.

Может так получиться, что в дальнейшем у меценатов будет уже меньше желания работать в этой отрасли. 

Лично для нас ситуация неприятная и грустная. За последние годы юристы ИРРИ — одной из ведущих институций в стране — задали новые стандарты качества работы с коллекцией и аудиторией. Была активная выставочная и образовательная деятельность.

Мы благодарны всем, кто нас поддерживает в трудную минуту: Третьяковской галерее, Музею современного искусства «Гараж», Музею изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.

За время своей работы у нас сложилось партнерство и дружба с более чем 80 институциями — от государственных музеев России до ведущих европейских выставочных площадок. Мы всем им говорим спасибо.

Кроме того, мы видим горячую поддержку от наших постоянных посетителей. За семь лет мы в буквальном смысле вырастили новое поколение. 

«Знаковое место в музейном ландшафте»

Институт русского реалистического искусства открылся в 2011 году. Он расположился в одном из старинных корпусов бывшей ситценабивной фабрики, построенной в конце XIX века, на Дербеневской набережной в Москве. Площадь выставочного пространства составляет более 4,5 тысяч квадратных метров. Всего в собрании ИРРИ — около 6,5 тысяч картин, приобретенных Алексеем Ананьевым.

Для сравнения: в коллекции Эрмитажа — 10,5 тысяч живописных полотен, у ГМИИ им. Пушкина — 4,5 тыс. Объем собственных фондов вкупе с активной просветительской, образовательной и выставочной деятельностью позволили ИРРИ заработать авторитет и «занять знаковое место в музейном ландшафте России», подчеркнули в разговоре с корреспондентом Znak.

com сотрудники департамента музеев Министерства культуры РФ. 

Алексей Ананьев и министр культуры РФ Владимир МединскийСайт ИРРИ

Согласно данным из открытых источников, стоимость многих картин из фондов Института русского реалистического искусства исчисляется сотнями и миллионами евро. Так, работа Георгия Нисского «Над заснеженными полями» («Над снегами») была куплена на аукционе Sotheby’s в 2014 году за £1,8 млн, еще одна его картина «В пути» приобретена более чем за £600 тысяч.

«Надеемся, музей сохранит коллекцию и продолжит работать»

В Международном совете музеев обеспокоены закрытием ИРРИ и выразили надежду на положительный исход сложившейся ситуации. «ИРРИ — член нашей организации, с которым мы активно сотрудничаем. Музей проводил очень активную работу.

Это была выставочная, исследовательская и образовательная деятельность, ИРРИ предлагал важные социально ориентированные программы, причем применялись очень прогрессивные подходы к решению различных задач. Хочется надеяться, что музей продолжит свое существование и коллекции останутся неделимыми и доступными публике», — сообщила Znak.

com директор по проектам Российского комитета Международного совета музеев (ИКОМ России) Динара Халикова. 

По ее словам, в последние годы в России стало больше появляться частных музеев, и это положительное движение в музейной сфере. «Тем более когда частные институции активно работают с государственными музеями, профессиональным сообществом. ИРРИ — это образец музея, который, не имея господдержки, может активно работать с аудиторией, следовать мировым тенденциям, — добавила Халикова.

Сайт ИРРИ

Директор ГМИИ им. Пушкина Марина Лошак в разговоре с Forbes заявила, что будет «очень грустно потерять ИРРИ». «В ИРРИ очень разные проекты, они умеют работать не только с фигуративным искусством.

С ИРРИ сотрудничают все крупные государственные музеи, ИРРИ осмысленно, с достоинством представляют русское и советское искусство за границей.

При этом институция еще в самом начале своего развития, они только научились быть собой», — сказала она.

По словам директора Третьяковской галереи Зельфиры Трегуловой, выставки ИРРИ всегда становились событием, «на которых присутствовали все, кто определяет музейную жизнь Москвы».

Сотрудники Третьяковки очень тесно сотрудничают с музеем Алексея Ананьева и также надеются на то, что ИРРИ продолжит работать.

Владелец «Галеев Галереи» Ильдар Галеев ранее Forbes сказал, что вопрос закрытия ИРРИ, учитывая его положение в музейном ландшафте, «становится политическим». «Государство должно найти в себе силы и вмешаться в ситуацию», — считает он. 

Источник: https://www.znak.com/2019-06-11/v_moskve_zakryt_chastnyy_muzey_biznesmena_alekseya_ananeva_kak_na_eto_otreagirovalo_kulturnoe_soobch

Виктор Иванович Иванов. Суровый стиль

Персональная выставка Виктора Иванова в Институте русского реалистического искусства

Институт русского реалистического искусства представляет персональную выставку Виктора Иванова. Проект продолжает серию монографических выставок Института, посвящённых творчеству классиков отечественного искусства XX века.

Выставка стала одной из самых масштабных ретроспектив творчества Виктора Ивановича Иванова.

Помимо работ из коллекции Института русского реалистического искусства, представлены картины из собраний Государственной Третьяковской галереи, Рязанского государственного областного художественного музея имени И.П. Пожалостина, собрания художника и частных коллекций.

Виктор Иванович Иванов — известный живописец «оттепели», художник сурового стиля. Персональная выставка художника будет представлена в залах Института русского реалистического искусства продлится до 31 июля . Виктор Иванович любезно согласился ответить на наши вопросы.

Виктор Иванович Иванов

 Около двухсот. Я привез почти пятьсот, но пространство экспозиции оказалось недостаточным. Это масляная живопись. Есть немного темперы. (То, что касается моих поездок за рубеж). Есть немного графики, в основном картоны к большим картинам. Такие вещи, как картоны, художники показывают редко…

 Виктор Иванович, на ваших картинах изображены простые люди, кто они?

 Это не профессиональные натурщики. Это — наши рязанские бабы и мужики, реальные деревенские жители.

 Какие годы представлены на выставке?

 Самые ранние произведения я не показывал, не было такой задачи. Включил несколько автопортретов 1942 года. Самые поздние работы датируются 2016 годом, есть эскизы к моим картинам. Некоторые картины из моей галереи в Рязани, есть картины из Русского музея, из Третьяковской галереи.

 Какова основная идея выставки?

 Очень простая.

Смысл всего моего творчества – показать жизнь человека от рождения до смерти: труд, счастье, радость, горе, трагедия… Задача — почувствовать пульс времени, показать духовную и физическую красоту русского человека.

Я считаю, что изображение должно быть абсолютно правдиво, но всегда должны присутствовать гармония и красота. Потому что правда без красоты не бывает. Красота обязательна, иначе правда будет неполной.

 Виктор Иванович, а что можно сказать о дизайне, освещении, пространстве? Это важно для картин?

 Разумеется, экспозиция, имеет громадное значение. Правда, в современном мире дизайн экспозиции и освещение произведений направлены на то, чтобы показать товар, а не художественное достоинство работ. Это беда, как у нас, в России, так и на Западе.

 Виктор Иванович, как выстроена экспозиция?

 Скорее по залам, чем хронологически.

Первый зал – общий. Здесь представлены работы значимые для моего творчества.

Второй и третий залы посвящены жизни человеческой, как она есть, в основе которой — семья.

Четвертый зал посвящен путешествиям: Греция, Испания, Румыния, Италия, Египет, Мексика. Здесь есть замечательная Куба, с портретами защитников Гаваны, с портретами Фиделя Кастро, Рауля Кастро, Че Гевара. Все портреты написаны с натуры, все они позировали. Они все тогда были молодые.

Это был 1960 – начало 1961 года. Мы видели Революцию Кубы, чем я горжусь. Есть пейзажи Египта. Он, Египет, — колыбель искусства, культуры, мы все праправнуки Египта. Египет – Греция – Рим – Византия — Россия – вот путь.

Отсюда и Рублев, и Суриков, и Васнецов, и Александр Иванов и Врубель, все великие художники.

Последний зал является продолжение первого зала, показывает многообразие жизни.

Здесь и «Отбивают косы», и «Возвращение с лугов», и «Смотрят телевизор»… Здесь показана церковная жизнь нашего села Исады на Оке, из которого происходит Прокопий Ляпунов, поведший первые полки на бой против поляков под Москву, ставший предтечей освобождения России. Здесь в картинах заготовка прута для плетения корзин, отдых «перекур» во время сельских работ. И смерть есть в картинах – это тоже жизнь. Все с натуры написано.

  Архитектуру любите?

 Конечно, она в первую очередь выражает характер своего народа, его душу.

 А современную?

 Произошедшая нынешняя буржуазная революция, обещавшая нам полную свободу для развития наших талантов, обернулась обманом. В нынешнем искусстве, современной архитектуре я не вижу никакого высокого стиля 0. 0 Продолжать так нельзя.

 Как должен работать художник?

 Главное – целеустремленность, постоянство в работе. Лучше работать каждый день. Дисциплина должна быть обязательно. Все время ты должен держать в голове замыслы, что очень трудно. Работа над картиной длится годами. Вдохновение и удача – это все хорошо, но вдохновение приходит тогда, когда человек работает. Бывает иллюзия вдохновения у того, кто не работает.

 Вас называют столпом сурового стиля, как это случилось?

 Мы, художники послевоенного времени, художники-пассионарии, захотели выразить правду жизни. Мы нашли новое содержание и новую форму. Мы не реставрировали прошлое искусство, но и не порывали с традицией, в которую вдохнули новую жизнь: Петр Оссовский, Гелий Коржев, братья Смолины, братья Ткачевы, Павел Никонов, Николай Андронов, Таир Салахов, молодой Виктор Попков.

Интервью подготовила Людмила Новикова

Источник: https://www.interiorexplorer.ru/article.php?article=671

Добавить комментарий

Рубрики

Рубрики