Vigoda

Клад Нарышкиных: удивительно!

Особняк Нарышкиных

В особняке Трубецкого в центре Петербурга обнаружили целую комнату, набитую столовым серебром с гербом Нарышкиных. По предварительным данным, ценные вещи были спрятаны в 1917 году – на это указывают газеты, в которые обернуты некоторые столовые приборы.

Удивительную находку сделали строители во время ремонтных работ в особняке на Чайковского, 29. Вскрывая перекрытия, они случайно обнаружили комнату площадью 6 квадратных метров, не указанную ни на одном из планов дворца.

По данным источника «Фонтанки», помещение было буквально забито фамильным серебром с гербом Нарышкиных. Оттуда извлекли около 40 мешков – несколько тысяч уникальных предметов – от вилок и ножей до супниц и самоваров из серебра.

Стоимость клада пока не берется подсчитать никто. Сотрудники комитета по охране памятников занимаются описью предметов – на это может уйти несколько дней.

Кроме того, выясняется еще один вопрос – кто из строителей первым нашел клад. По закону ему причитается половина рыночной стоимости серебра.

Нарышкины — русский дворянский род, известный с середины 16 века.

Нарышкины возвысились в 1671 году после второго брака царя Алексея Михайловича, женившегося на Наталье Кирилловне Нарышкиной (1651-1694), ставшей матерью Петра I Великого. Она воспитывалась в семье А.С.

Матвеева, где и была представлена царю. С воцарением Петра I (1689) Наталья Кирилловна стала играть видную роль в управлении государством.

Ее брат Лев Кириллович Нарышкин в 1690-1702 годах возглавлял Посольский приказ и был одним из главных лиц в управлении государством.

С начала 18 века роль Нарышкиных стала падать, но вплоть до российского императора Александра I и позднее они занимали видные придворные и государственные должности, оказывали влияние на государственную политику России.

С Нарышкиными так же связано название архитектурного стиля московского или нарышкинского барокко.

Этот необычный стиль, отличающийся особой декоративностью и праздничностью, возник на исходе XVII столетия при строительстве церквей в поместьях бояр Нарышкиных.

Среди них ценнейшие произведения русской архитектуры: Троицкая церковь в Лыкове, Спас в Уборах, Покровская церковь в Филях и наш храм Знамения Божией Матери на Шереметевом дворе.  

Начало истории — осень 1917 года. Это было время больших перемен, затронувших каждого, в том числе и обитателей особняка. Они приняли непростое решение — покинуть родину, но судя по найденным вещам, собирались вернуться в свой дом. Отсюда выбор места, тщательность при упаковке — продуманность каждой детали.

…27 марта 2012 года около восьми часов вечера сотрудники частного охранного предприятия, осуществляющие охрану объекта реставрации — особняка Нарышкиных, обратили внимание на автомобиль «Газель», в который на территории стройплощадки загружались мешки с мусором. Машина принадлежала одной из субподрядных организаций.

Александр Новиков,
заместитель генерального директора компании «ИНТАРСИЯ»:

Охранники проверили, что находится в этих мешках, так как в подобного типа автомобилях мусор не перевозится. В результате в «Газели» среди мешков с мусором были обнаружены 8 мешков, в которых находились странные свертки.

 Руководство охранного предприятия оперативно сообщило об обнаруженном руководителю нашей службы безопасности, а тот в свою очередь проинформировал генерального директора компании — Виктора Смирнова, которые незамедлительно прибыли на объект.

Сотрудники службы безопасности «ИНТАРСИИ» потребовали разгрузить машину, осмотрели предъявленные мешки и перенесли их в охраняемое помещение, а также приступили к осмотру всех реставрируемых помещений. В результате осмотра во флигеле на 1 этаже нашли еще 10 мешков, которые были также приготовлены для вывоза.

  При осмотре флигеля между 2 и 3 этажами был обнаружен вскрытый пол тайника. Внутри тайника находились деревянные ящики  и свертки. Таким образом было обнаружено всего 18 мешков (10 — во флигеле, 8 — в машине, а также 1 большой ящик, дорожная сумка и 5 свертков — в тайнике).

Все эти предметы были перемещены в отдельное помещение, для охраны которого были привлечены дополнительные силы.

«28 марта о находке было сообщено в Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников Санкт-Петербурга (КГИОП) и ГУВД СПб и ЛО.

  Представители КГИОП в период с 28 марта по 09 апреля проводили опись и инвентаризацию найденного, а также упаковывали предметы для их дальнейшей транспортировки.

Сотрудники правоохранительных органов проводили оперативно-розыскные и поисковые мероприятия, осуществляли охрану и участвовали в описи предметов», — рассказывает Александр Новиков.

2168 предметов — такова окончательная цифра пересчитанного клада. Количество впечатляет обывателей, однако на специалистов большее впечатление производят целостность и полнота коллекции, аналогов которой в российских музеях нет.

Пять практически полных сервизов на все случай жизни (столовые и чайно-кофейные) — представители и свидетели эпохи конца XIX и начала XX веков — дошли до нас в идеальном состоянии, несмотря на 95 долгих лет проведенных в заточении.

Эта заслуга без сомнения принадлежит тому, кто спрятал коллекцию.

Дорожная сумка, оберточная бумага, газеты датированные мартом, июлем, августом и сентябрем 1917 года, материя, до сих пор сохранившая запах уксусной эссенции, — все это упаковочный материал для предметов, вывезти которые с собой владельцы особняка не могли, поэтому были вынуждены спрятать. Другая часть коллекции хранилась в специальных деревянных ящиках, в которых были предусмотрительно оставлены фартуки, также пропитанные уксусом. Такой способ хранения позволил уберечь всё от окисления.

Найденные сервизы столового серебра русской и европейской работы, скорее всего, были сделаны по заказу семьи Нарышкиных. В пользу этого предположения говорит то, что на многих вещах имеются их фамильные гербы.

На предметах российской работы — клейма лучших отечественных ювелиров второй половины XIX — начала XX века: Овчинников, Хлебников, братья Грачевы, Кейбель, большинство из которых были поставщиками императорского двора. Среди коллекции особо выделяется парадный столовый сервиз в «русском стиле» Игната Сазикова.

Филигранность работы, количество и разнообразие предметов служат наглядным примером высочайшего мастерства русских ювелиров.

Не обошлось и без юмора, пословиц и поговорок: к примеру, на большой чаше для вина выгравирована надпись «Загорелась душа до винного ковша», а на каждой рюмочке своя индивидуальная: «И курица тоже пьет», «Лучше пить за столом, а не пить за столбом»…

Самой малочисленной оказалась посуда с клеймами Фаберже — солонка и кубок, больше напоминающий по своим размерам рюмочку.

Светлана Стрижак,
главный специалист КГИОП:

Данный призовой кубок свидетельствует о хобби владельцев: его за второе место получил конь Делибаш. Этот конь получил и другой кубок за первое место в скачках, как гласит надпись: «получен из рук императрицы Александры Федоровны». Это живые и очень трогательные детали частной жизни, одномоментно остановленной и законсервированной.

Кроме того, найдено несколько мелких пасхальных подвесок — россыпью и на цепочке, — хранившихся в футляре с клеймом Фаберже, наручные часы и небольшие настольные часы в корпусе гильошированной эмали. Однако до результатов официальной экспертизы говорить об авторстве этих предметов преждевременно.

Среди столовых сервизов интересен сервиз французской фирмы Aucoc Aine c фигурными держателями крышек.

Коллекцию столового серебра дополняли французские ножи с перламутровыми и фарфоровыми расписными ручками, ящики с приборами.

Наличие небольшого количества предметов из фарфора (блюдце и чашка) можно объяснить лишь тем, что такую посуду было легче перевезти через границу: материальной ценности с точки зрения новой власти она не представляла.

Также было найдено несколько боевых орденов Российской Империи: орден Святой Анны, орден святого Станислава и орден святого Владимира с мечами.

Это высокие награды для штаб-офицерских чинов, то есть от чина подполковника. Кроме того, обнаружены медали «В память 300-летия царствования дома Романовых» и «В память 100-летия Отечественной войны 1812 г.

«, которые вручались военнослужащим, а также сербская медаль и черногорский орден.

Интересно, что среди наград обнаружены и две георгиевские медали, которые давались только нижним чинам. Медали номерные и, соответственно, есть возможность определить личность награжденного.

Кроме наград, сохранилось свидетельство на медаль «За труды по отличному выполнению всеобщей мобилизации», выданное на имя поручика Сергея Сомова, который, возможно, являлся дальним родственником семейства Нарышкиных, так как на некоторых предметах рядом с гербом Нарышкиных изображен герб Сомовых. Сама медаль отсутствует.

До лучших времен были спрятаны в тайнике и массивные канделябры-жирандоли, несколько пар запонок, браслеты, золоченый обруч для волос, два настольных зеркала в серебряных рамах, серебряные несессеры, зеркала и щетки в серебряных оправах и даже расческа для волос, наполовину лишившаяся зубцов.

«Уже сейчас до проведения технико-технологической и историко-культурной экспертиз можно оценить значимость находки: и по количеству предметов и их комплектности, и по точному обозначению времени, когда был сделан тайник, — характеризует клад Светлана Стрижак.

— Значимость находке придает и очевидная принадлежность вещей дому и семье Нарышкиных: гербы Нарышкиных есть на большинстве предметов. Гербы литые, гравированные, выполненные в эмальерной технике.

Даже на полотняных фартуках, в которые были завернуты многие предметы, вышита голубая буква «Н» униформа домашней прислуги».   

Не нашли места в новой жизни владельцев особняка и такие характерные для аристократического дома предметы, как серебряные колокольчики для вызова прислуги и два электрических звонка для тех же целей.

Один из них стилизован под пасхальное яйцо и выполнен в технике гильошированной эмали, где кнопкой служит драгоценный камень, а шнур имеет шелковую оплетку.

Второй — в виде забавной фигурки лежащей собаки, которая при нажатии на кнопку склоняет голову.

Опись клада была проведена в рекордно короткие сроки сотрудниками КГИОП, которые выполнили визуальный осмотр, первичный учет, фотофиксацию, описание, обмеры, упаковку предметов с опечатыванием и маркировкой. Упаковку большемерных предметов осуществили сотрудники Русского музея.

В настоящий момент содержимое клада находится в 37 коробках, 4 плоских упаковках (под блюда и подносы), 4 исторических кофрах, 8 деревянных ящиках под большемерные предметы. Всё это опечатано и готово к переезду.

На сегодняшний день, в соответствии ч. 2 ст. 233 Гражданского кодекса РФ, на часть клада либо вознаграждение имеют право лица, нашедшие клад и собственники земельного участка, либо строения, в котором он был обнаружен.

По планам ПИБ, место, где был обнаружен тайник, скорее всего, находится в зоне общедолевой собственности. В этом случае права на клад имеют город в лице КУГИ, ООО «ИНТАРСИЯ» и физическое лицо, т.е. собственники помещений флигеля.  

Потомки семьи Нарышкиных не могут претендовать на клад. Декретом «О земле», принятым II Всероссийским съездом Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов 26 октября 1917 г.

, «помещичьи имения, равно как все земли удельные, монастырские, церковные, со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями, обращались во всенародное достояние (переходили государству)». При этом, согласно примечанию 1 к ст.

59 Гражданского кодекса РСФСР 1922 года, которое никто не отменял, бывшие собственники, имущество которых было экспроприировано на основании революционного права или перешло во владение трудящихся до 22 мая 1922 г., не имеют права требовать возвращения этого имущества.

Это означает, что все наследники, которые могли бы претендовать на данное имущество, потеряли свое право на владение им с момента экспроприации, сообщается на сайте ГК «ИНТАРСИЯ».

Экспертизой клада Нарышкиных займется Министерство культуры, после чего оценка предметов будет осуществлена структурами, подведомственными Министерству финансов.

Экспертиза может занять год, а оценка — два-три месяца.

После экспертизы и оценки предметов ГК «ИНТАРСИЯ» хотела бы, чтобы данная коллекция не разбивалась на отдельные части, а вернулась на свое историческое место — в особняк Трубецких-Нарышкиных, где и была найдена.

Справка

В кладе Нарышкиных нашли 2168 предметов: 5 практически полных серебряных сервизов, среди которых можно выделить парадный столовый сервиз в «русском стиле» (более 200 предметов) работы фирмы Сазикова.

На предметах российской работы стоят клейма лучших отечественных ювелиров последней трети XIX-начала XX века (Сазиков, Овчинников, Хлебников, братья Грачевы, Фаберже, Кейбель), а также изделия из серебра европейской, преимущественно французской, работы.

Среди находок — боевые ордена, медали и памятные знаки с наградными документами, ювелирные украшения и часы, туалетные приборы, столовое серебро, несколько мелких пасхальных подвесок. Часть предметов находилась в исторических футлярах.

Источник: https://oreshkin.livejournal.com/56433.html

Особняк Нарышкиных в Санкт-Петербурге — дом, где нашли богатейший клад в 2012 году

Особняк Нарышкиных

Дом Нарышкиных на улице Чайковского, 29 стал очень известным в последнее время благодаря кладу, который нашли в его потайной комнате в 2012 году. Этот клад стал самым большим в истории России. Но и прошлое особняка достаточно знаменитое, ведь в нём жили великие личности.

История особняка Нарышкиных

Одноэтажный особняк на улице Чайковского был построен в 1779-1780 гг. Дом возводился для генерала-аншефа Абрама Петровича Ганнибала — «арапа Петра Великого». В нём жили его сыновья — П. А. Ганнибал и И. А. Ганнибал. Впоследствии домом владел старший сын Абрама Петровича — Иван Абрамович Ганнибал, военный, участник Чесменской битвы, строитель крепости и города Херсона.

В 1820-х годах особняк принадлежал сенатору Ивану Николаевичу Неплюеву, позже — его дочери Марии с супругом. В 1850-х дом перешёл во владение князю Петру Никитичу Трубецкому, действительному статскому советнику, петербургскому уездному предводителю дворянства.

Для князей Трубецких, которые стали новыми владельцами особняка, его перестроили в 1855-1856 гг. Архитектор Гаральд Боссе основательно переделал фасад особняка. Был значительно расширен фасад на улицу Чайковского за счёт сноса маленького флигеля и ворот. При этом были созданы заново интерьеры и частично фасады, однако сад был уничтожен.

Елизавета Эсперовна, супруга Петра Никитича, любила роскошную жизнь, в особняк часто съезжались многочисленные гости, устраивались блестящие балы, которые посещали государь и члены царской фамилии.

Непомерные траты привели к тому, что Трубецкие были вынуждены сдавать дом в наём. Одно время здание занимало посольство Италии. В особняке жена князя Е. Э. Белосельская-Белозерская имела свой салон.

В 1874 году особняк продали зятю, князю Павлу Павловичу Демидову, но уже через год Демидов перепродал дом, его владельцем становится камер-юнкер, чиновник Министерства иностранных дел Василий Львович Нарышкин. В середине 70-х годов XIX века новым владельцем участка стал В. Л. Нарышкин.

По его заказу дом перепланировали и расширили по проекту архитектора Р. А. Гедике в 1875-1876 гг. Василий Львович был женат на княжне Феодоре Орбелиани. После его смерти домом владел его старший сын Александр Нарышкин.

До последнего времени это был жилой дом, но инвестор выкупил все жилые квартиры и перевел их в нежилые. В ноябре 2009 года была разрешена реконструкция здания. Здесь разместится Санкт-Петербургский международный центр сохранения культурного наследия.

После революционных событий 1917 года Нарышкины навсегда покинули родину. Большинство ценностей из особняка пополнили коллекции Эрмитажа и Русского музея.

Где нашли клад Нарышкиных?

27 марта 2012 года в реконструируемом особняке XVIII века Трубецких-Нарышкиных на улице Чайковского, 29 был обнаружен клад. Рабочие нашли клад, вскрыв полы между вторым и третьим этажами флигеля.

Последними владельцами особняка была одна из ветвей аристократического рода Нарышкиных, члены которой в 1917 году покинули Россию.

Предметы были аккуратно завернуты в газеты, датируемые летом и осенью 1917 года. 

2 168 предметов — такова окончательная цифра пересчитанного клада. Найденные сервизы столового серебра русской и европейской работы, скорее всего, были сделаны по заказу семьи Нарышкиных. Особо выделяется парадный столовый сервиз в русском стиле Игната Сазикова. Также было найдено несколько боевых орденов Российской империи.

Клад Нарышкиных стал самым крупным в отечественной истории, и, пожалуй, самым уникальным. Дошедшие до наших дней коллекции сервизов российских дворянских родов обычно не превышают десятка предметов. Клад Нарышкиных — это более 2000 артефактов из серебра с позолотой и драгоценными камнями. Клад формально оценили почти в 200 миллионов рублей.

Клад Нарышкиных передали в Царское село

26 марта 2019 года завершилась передача редких предметов дворянского быта, что стало историческим событием для «Царского села». Более двух тысяч предметов, обнаруженных в тайной комнате петербургского особняка Трубецких-Нарышкиных, при содействии Министерства культуры РФ были переданы на хранение музея в городе Пушкине.

Раритетная коллекция вещей конца XVIII — начала XX века пополнила музейный фонд предметов с содержанием драгоценных металлов и драгоценных камней. В одночасье фонд предметов с содержанием драгоценных камней и металлов увеличился в 3 раза. Хранители музея уже готовятся к составлению отдельного каталога и к масштабной экспозиции в конце года.

Клад Нарышкиных станет частью постоянной экспозиции Александровского дворца. «Экспозиция будет открыта к концу этого года, на ней представят все найденные вещи. Коллекцию разместят в левом крыле Александровского дворца. Реставрация находок не проводилась, так как большая часть вещей Нарышкиных-Трубецких находится в отличном состоянии.

Описание клада Нарышкиных

Клад Нарышкиных считается самым крупным в отечественной истории. Почти все вещи российских дворянских родов после революции были или вывезены за границу, или экспроприированы, переданы в музеи или распроданы по отдельности.

Этот клад во многом уникален: он включает более двух тысяч предметов из серебра XIX — начала XX вв. Несколько предметов имеют ювелирные клейма, относящиеся к концу XVIII в.

Предметы выполнены лучшими ювелирами известнейших фирм: российских — Игнатия Сазикова, Павла Овчинникова, Ивана Хлебникова, братьев Грачевых, Карла Фаберже, Kейбеля, Варыпаева и европейских — Falize, Aucoc Aine, Touron, Queille, Parisot, Harleux.

На предметах значатся именники европейских мастеров, таких как — Jacquart, Corne Guillaume, Cardeilhac, Dehanne. Коллекция цельная, принадлежала одной семье. На большинстве предметов — княжеский герб семьи Нарышкиных, на некоторых — герб Сомовых.

В комплект входят образцы посуды, столового серебра от ситечек до серебряных пятикилограммовых самоваров, бульотки, предметы быта — от крошечных булавок, расчесок, ювелирных украшений, часов, туалетных приборов до канделябров весом почти в 20 килограммов.

В кладе были обнаружены также памятные знаки, ордена, медали — отечественные и иностранные. Среди наград — несколько боевых орденов Российской империи: орден Св. Анны, орден Св. Станислава и орден Св. Владимира с мечами.

Кроме того, медали «В память 300-летия царствования дома Романовых» и «В память 100-летия Отечественной войны 1812 года», которые вручались военнослужащим, а также сербская медаль и черногорский орден.

В этой коллекции имеются две георгиевские медали (номерные), которые давались нижним чинам.

В коллекции особо выделяется парадный столовый сервиз в русском стиле Игнатия Сазикова. Филигранность работы, количество и разнообразие предметов служат наглядным примером высочайшего мастерства ведущих русских ювелиров, многие их которых были поставщиками императорского Двора.

При изготовлении предметов в неорусском стиле мастера порой использовали пословицы, поговорки, шутливый тон которых передавал истинную народность.

На большой чаше для вина выгравировано: «Загорелась душа до винного ковша», а на каждой чарке своя индивидуальная: «И курица тоже пьёт», «Злое семя крапива, не сварить из него пива», «Пей за столом, а не пей за столбом», «Знать птицу по перьям, а молодца по речам», «Доброе братство лучше богатства», «Пей, да дело разумей».

Коллекция будет храниться в фондах музея. В 2019 году в ГМЗ Царское село будет выставлены предметы клада Нарышкиных на временной выставке. После завершения реставрации Александровского дворца эти предметы дополнят его экспозицию.

Последний владелец особняка Нарышкиных

В 2012 году при реконструкции особняка Трубецких-Нарышкиных по улице Чайковского, 29 рабочие нашли клад. Некоторые из вещей были завернуты в газеты «Русская воля», датированные июлем — сентябрем 1917 г. Все вещи прекрасно сохранились, среди них большую часть составляют предметы из драгметаллов.

Во время составления описи установили предполагаемого последнего владельца особняка Нарышкиных. Им был поручик Лейб-гвардии Гусарского полка Сергей Сергеевич Сомов — участник Первой мировой и Гражданской войн. Он был женат на Наталье Васильевне Нарышкиной — дочери владельца особняка на улице Чайковского, чиновника Министерства иностранных дел Василия Львовича Нарышкина.

Имя Сергея Сомова указано в документах, найденных в одной из шкатулок в замурованной комнате — увольнительный билет воспитанника Императорского училища С.

Сомова от 28 мая 1908 года; 2 свидетельства, разрешающих ношение оружия: револьвера, охотничьего ружья; свидетельство с указанием заслуг Сомова по отличному выполнению всеобщей мобилизации с вручением медали для ношения на груди на ленте Ордена белого орла.

В числе наград — орден Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом — скорее всего, он тоже принадлежал Сергею Сомову. Среди изделий фамильного серебра — дорожная мыльница с монограммой «СС» и дорожный несессер французской фирмы с марьяжными гербами Сомовых и Нарышкиных: по-видимому, это был свадебный подарок.

Вероятно, Сомов стал хранителем ценностей после того, как Нарышкины уехали из Петрограда, и принимал непосредственное участие в сокрытии клада. Позже Сергей Сомов тоже эмигрировал во Францию. Клад Нарышкиных обнаружили ровно 7 лет назад — 27 марта 2012 года. Более 2-х тысяч предметов, сложенных в потайной комнате, пролежали там 95 лет — с 1917 г.

Владельцы жили во Франции. Сергей Сомов умер в Париже 1976 году, его жена Наталья Нарышкина — 2 года спустя. Наследников у них не осталось. Наверное, они думали, что клад навсегда останется тайной фамильного особняка Нарышкиных.

Источник: https://peterburg.center/story/osobnyak-naryshkinyh-v-sankt-peterburge-dom-gde-nashli-bogateyshiy-klad-v-2012-godu.html

Добавить комментарий

Рубрики

Рубрики