Vigoda

Стих Медный всадник

Медный всадник

На берегу пустынных волн Стоял он, дум великих полн, И вдаль глядел. Пред ним широко Река неслася; бедный чёлн По ней стремился одиноко. По мшистым, топким берегам Чернели избы здесь и там, Приют убогого чухонца; И лес, неведомый лучам В тумане спрятанного солнца,

Кругом шумел.

И думал он: Отсель грозить мы будем шведу, Здесь будет город заложен На зло надменному соседу. Природой здесь нам суждено В Европу прорубить окно, Ногою твердой стать при море. Сюда по новым им волнам Все флаги в гости будут к нам,

И запируем на просторе.

Прошло сто лет, и юный град, Полнощных стран краса и диво, Из тьмы лесов, из топи блат Вознесся пышно, горделиво; Где прежде финский рыболов, Печальный пасынок природы, Один у низких берегов Бросал в неведомые воды Свой ветхой невод, ныне там По оживленным берегам Громады стройные теснятся Дворцов и башен; корабли Толпой со всех концов земли К богатым пристаням стремятся; В гранит оделася Нева; Мосты повисли над водами; Темно-зелеными садами Ее покрылись острова, И перед младшею столицей Померкла старая Москва, Как перед новою царицей

Порфироносная вдова.

Люблю тебя, Петра творенье, Люблю твой строгий, стройный вид, Невы державное теченье, Береговой ее гранит, Твоих оград узор чугунный, Твоих задумчивых ночей Прозрачный сумрак, блеск безлунный, Когда я в комнате моей Пишу, читаю без лампады, И ясны спящие громады Пустынных улиц, и светла Адмиралтейская игла, И, не пуская тьму ночную На золотые небеса, Одна заря сменить другую Спешит, дав ночи полчаса. Люблю зимы твоей жестокой Недвижный воздух и мороз, Бег санок вдоль Невы широкой, Девичьи лица ярче роз, И блеск, и шум, и говор балов, А в час пирушки холостой Шипенье пенистых бокалов И пунша пламень голубой. Люблю воинственную живость Потешных Марсовых полей, Пехотных ратей и коней Однообразную красивость, В их стройно зыблемом строю Лоскутья сих знамен победных, Сиянье шапок этих медных, На сквозь простреленных в бою. Люблю, военная столица, Твоей твердыни дым и гром, Когда полнощная царица Дарует сына в царской дом, Или победу над врагом Россия снова торжествует, Или, взломав свой синий лед, Нева к морям его несет

И, чуя вешни дни, ликует.

Красуйся, град Петров, и стой Неколебимо как Россия, Да умирится же с тобой И побежденная стихия; Вражду и плен старинный свой Пусть волны финские забудут И тщетной злобою не будут

Тревожить вечный сон Петра!

Была ужасная пора, Об ней свежо воспоминанье… Об ней, друзья мои, для вас Начну свое повествованье.

Печален будет мой рассказ.

Часть первая

Над омраченным Петроградом Дышал ноябрь осенним хладом. Плеская шумною волной В края своей ограды стройной, Нева металась, как больной В своей постеле беспокойной. Уж было поздно и темно; Сердито бился дождь в окно, И ветер дул, печально воя.

В то время из гостей домой Пришел Евгений молодой… Мы будем нашего героя Звать этим именем. Оно Звучит приятно; с ним давно Мое перо к тому же дружно.

Прозванья нам его не нужно, Хотя в минувши времена Оно, быть может, и блистало И под пером Карамзина В родных преданьях прозвучало; Но ныне светом и молвой Оно забыто. Наш герой Живет в Коломне; где-то служит, Дичится знатных и не тужит Ни о почиющей родне, Ни о забытой старине.

Итак, домой пришед, Евгений Стряхнул шинель, разделся, лег. Но долго он заснуть не мог В волненье разных размышлений. О чем же думал он? о том, Что был он беден, что трудом Он должен был себе доставить И независимость и честь; Что мог бы бог ему прибавить Ума и денег.

Что ведь есть Такие праздные счастливцы, Ума недальнего, ленивцы, Которым жизнь куда легка! Что служит он всего два года; Он также думал, что погода Не унималась; что река Всё прибывала; что едва ли С Невы мостов уже не сняли И что с Парашей будет он Дни на два, на три разлучен. Евгений тут вздохнул сердечно

И размечтался, как поэт:

«Жениться? Мне? зачем же нет? Оно и тяжело, конечно; Но что ж, я молод и здоров, Трудиться день и ночь готов; Уж кое-как себе устрою Приют смиренный и простой И в нем Парашу успокою. Пройдет, быть может, год-другой — Местечко получу, Параше Препоручу семейство наше И воспитание ребят… И станем жить, и так до гроба Рука с рукой дойдем мы оба,

И внуки нас похоронят…»

Так он мечтал. И грустно было Ему в ту ночь, и он желал, Чтоб ветер выл не так уныло И чтобы дождь в окно стучал Не так сердито… Сонны очи Он наконец закрыл.

И вот Редеет мгла ненастной ночи И бледный день уж настает… Ужасный день! Нева всю ночь Рвалася к морю против бури, Не одолев их буйной дури… И спорить стало ей невмочь… Поутру над ее брегами Теснился кучами народ, Любуясь брызгами, горами И пеной разъяренных вод.

Но силой ветров от залива Перегражденная Нева Обратно шла, гневна, бурлива, И затопляла острова, Погода пуще свирепела, Нева вздувалась и ревела, Котлом клокоча и клубясь, И вдруг, как зверь остервенясь, На город кинулась. Пред нею Всё побежало, всё вокруг Вдруг опустело — воды вдруг Втекли в подземные подвалы, К решеткам хлынули каналы, И всплыл Петрополь как тритон,

По пояс в воду погружен.

Осада! приступ! злые волны, Как воры, лезут в окна. Челны С разбега стекла бьют кормой. Лотки под мокрой пеленой, Обломки хижин, бревны, кровли, Товар запасливой торговли, Пожитки бледной нищеты, Грозой снесенные мосты, Гроба с размытого кладбища Плывут по улицам! Народ Зрит божий гнев и казни ждет.

Увы! всё гибнет: кров и пища! Где будет взять? В тот грозный год Покойный царь еще Россией Со славой правил. На балкон, Печален, смутен, вышел он И молвил: «С божией стихией Царям не совладеть». Он сел И в думе скорбными очами На злое бедствие глядел. Стояли стогны озерами, И в них широкими реками Вливались улицы. Дворец Казался островом печальным.

Царь молвил — из конца в конец, По ближним улицам и дальным В опасный путь средь бурных вод Его пустились генералы Спасать и страхом обуялый

И дома тонущий народ.

Тогда, на площади Петровой, Где дом в углу вознесся новый, Где над возвышенным крыльцом С подъятой лапой, как живые, Стоят два льва сторожевые, На звере мраморном верхом, Без шляпы, руки сжав крестом, Сидел недвижный, страшно бледный Евгений. Он страшился, бедный, Не за себя. Он не слыхал, Как подымался жадный вал, Ему подошвы подмывая, Как дождь ему в лицо хлестал, Как ветер, буйно завывая,

С него и шляпу вдруг сорвал.

Его отчаянные взоры На край один наведены Недвижно были. Словно горы, Из возмущенной глубины Вставали волны там и злились, Там буря выла, там носились Обломки… Боже, боже! там — Увы! близехонько к волнам, Почти у самого залива — Забор некрашеный, да ива И ветхий домик: там оне, Вдова и дочь, его Параша, Его мечта… Или во сне Он это видит? иль вся наша И жизнь ничто, как сон пустой,

Насмешка неба над землей?

И он, как будто околдован, Как будто к мрамору прикован, Сойти не может! Вкруг него Вода и больше ничего! И, обращен к нему спиною, В неколебимой вышине, Над возмущенною Невою Стоит с простертою рукою

Кумир на бронзовом коне.

Часть вторая

Но вот, насытясь разрушеньем И наглым буйством утомясь, Нева обратно повлеклась, Своим любуясь возмущеньем И покидая с небреженьем Свою добычу. Так злодей, С свирепой шайкою своей В село ворвавшись, ломит, режет, Крушит и грабит; вопли, скрежет, Насилье, брань, тревога, вой!.. И, грабежом отягощенны, Боясь погони, утомленны, Спешат разбойники домой,

Добычу на пути роняя.

Вода сбыла, и мостовая Открылась, и Евгений мой Спешит, душою замирая, В надежде, страхе и тоске К едва смирившейся реке.

Но, торжеством победы полны, Еще кипели злобно волны, Как бы под ними тлел огонь, Еще их пена покрывала, И тяжело Нева дышала, Как с битвы прибежавший конь.

Евгений смотрит: видит лодку; Он к ней бежит как на находку; Он перевозчика зовет — И перевозчик беззаботный Его за гривенник охотно

Чрез волны страшные везет.

И долго с бурными волнами Боролся опытный гребец, И скрыться вглубь меж их рядами Всечасно с дерзкими пловцами Готов был челн — и наконец Достиг он берега. Несчастный Знакомой улицей бежит В места знакомые. Глядит, Узнать не может.

Вид ужасный! Всё перед ним завалено; Что сброшено, что снесено; Скривились домики, другие Совсем обрушились, иные Волнами сдвинуты; кругом, Как будто в поле боевом, Тела валяются. Евгений Стремглав, не помня ничего, Изнемогая от мучений, Бежит туда, где ждет его Судьба с неведомым известьем, Как с запечатанным письмом.

И вот бежит уж он предместьем, И вот залив, и близок дом… Что ж это?.. Он остановился. Пошел назад и воротился. Глядит… идет… еще глядит. Вот место, где их дом стоит; Вот ива. Были здесь вороты — Снесло их, видно. Где же дом? И, полон сумрачной заботы, Все ходит, ходит он кругом, Толкует громко сам с собою — И вдруг, ударя в лоб рукою, Захохотал.

Ночная мгла На город трепетный сошла; Но долго жители не спали И меж собою толковали О дне минувшем. Утра луч Из-за усталых, бледных туч Блеснул над тихою столицей И не нашел уже следов Беды вчерашней; багряницей Уже прикрыто было зло. В порядок прежний всё вошло. Уже по улицам свободным С своим бесчувствием холодным Ходил народ.

Чиновный люд, Покинув свой ночной приют, На службу шел. Торгаш отважный, Не унывая, открывал Невой ограбленный подвал, Сбираясь свой убыток важный На ближнем выместить. С дворов Свозили лодки. Граф Хвостов, Поэт, любимый небесами, Уж пел бессмертными стихами

Несчастье невских берегов.

Но бедный, бедный мой Евгений … Увы! его смятенный ум Против ужасных потрясений Не устоял. Мятежный шум Невы и ветров раздавался В его ушах. Ужасных дум Безмолвно полон, он скитался. Его терзал какой-то сон. Прошла неделя, месяц — он К себе домой не возвращался. Его пустынный уголок Отдал внаймы, как вышел срок, Хозяин бедному поэту.

Евгений за своим добром Не приходил. Он скоро свету Стал чужд. Весь день бродил пешком, А спал на пристани; питался В окошко поданным куском. Одежда ветхая на нем Рвалась и тлела. Злые дети Бросали камни вслед ему. Нередко кучерские плети Его стегали, потому Что он не разбирал дороги Уж никогда; казалось — он Не примечал. Он оглушен Был шумом внутренней тревоги.

И так он свой несчастный век Влачил, ни зверь ни человек, Ни то ни сё, ни житель света, Ни призрак мертвый… Раз он спал У невской пристани. Дни лета Клонились к осени. Дышал Ненастный ветер. Мрачный вал Плескал на пристань, ропща пени И бьясь об гладкие ступени, Как челобитчик у дверей Ему не внемлющих судей. Бедняк проснулся.

Мрачно было: Дождь капал, ветер выл уныло, И с ним вдали, во тьме ночной Перекликался часовой… Вскочил Евгений; вспомнил живо Он прошлый ужас; торопливо Он встал; пошел бродить, и вдруг Остановился — и вокруг Тихонько стал водить очами С боязнью дикой на лице. Он очутился под столбами Большого дома.

На крыльце С подъятой лапой, как живые, Стояли львы сторожевые, И прямо в темной вышине Над огражденною скалою Кумир с простертою рукою

Сидел на бронзовом коне.

Евгений вздрогнул. Прояснились В нем страшно мысли.

Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того, чьей волей роковой Под морем город основался… Ужасен он в окрестной мгле! Какая дума на челе! Какая сила в нем сокрыта! А в сем коне какой огонь! Куда ты скачешь, гордый конь, И где опустишь ты копыта? О мощный властелин судьбы! Не так ли ты над самой бездной На высоте, уздой железной

Россию поднял на дыбы?

Кругом подножия кумира Безумец бедный обошел И взоры дикие навел На лик державца полумира. Стеснилась грудь его. Чело К решетке хладной прилегло, Глаза подернулись туманом, По сердцу пламень пробежал, Вскипела кровь.

Он мрачен стал Пред горделивым истуканом И, зубы стиснув, пальцы сжав, Как обуянный силой черной, «Добро, строитель чудотворный! — Шепнул он, злобно задрожав, — Ужо тебе!..» И вдруг стремглав Бежать пустился.

Показалось Ему, что грозного царя, Мгновенно гневом возгоря, Лицо тихонько обращалось… И он по площади пустой Бежит и слышит за собой — Как будто грома грохотанье — Тяжело-звонкое скаканье По потрясенной мостовой.

И, озарен луною бледной, Простерши руку в вышине, За ним несется Всадник Медный На звонко-скачущем коне; И во всю ночь безумец бедный, Куда стопы ни обращал, За ним повсюду Всадник Медный

С тяжелым топотом скакал.

И с той поры, когда случалось Идти той площадью ему, В его лице изображалось Смятенье. К сердцу своему Он прижимал поспешно руку, Как бы его смиряя муку, Картуз изношенный сымал, Смущенных глаз не подымал И шел сторонкой. Остров малый На взморье виден.

Иногда Причалит с неводом туда Рыбак на ловле запоздалый И бедный ужин свой варит, Или чиновник посетит, Гуляя в лодке в воскресенье, Пустынный остров. Не взросло Там ни былинки. Наводненье Туда, играя, занесло Домишко ветхой. Над водою Остался он как черный куст. Его прошедшею весною Свезли на барке.

Был он пуст И весь разрушен. У порога Нашли безумца моего, И тут же хладный труп его

Похоронили ради бога.

Источник: https://funread.ru/stihi/aleksandr-pushkin-stihi/mednyy-vsadnik/

Медный всадник в Санкт-Петербурге – памятник Петру I

Медный всадник

Медный всадник в Санкт-Петербурге – самый известный памятник Петру I. Он расположен в открытом сквере на Сенатской площади и является уникальным произведением русской и мировой культуры. Медный всадник окружен  известными достопримечательностями:  с запада расположены здания Сената и Синода, с востока – Адмиралтейство, с юга – Исаакиевский собор.

Медный всадник — история создания

Инициатива создания памятника Петру I принадлежит Екатерине II. Именно по ее приказу князь Александр Михайлович Голицын обратился к профессорам Парижской Академии живописи и скульптуры Дидро и Вольтеру, мнению которых Екатерина II полностью доверяла.

Известные мастера рекомендовали для этой работы Этьен-Мориса Фальконе, работавшего в то время главным скульптором на фарфоровом заводе.  «В нем бездна тонкого вкуса, ума и деликатности, и вместе с тем он неотесан, суров, ни во что не верит. ..

Корысти не знает», — писал Дидро о Фальконе.

Этьен-Морис Фальконе всегда мечтал о монументальном искусстве и получив предложение создать конную статую колоссального размера, не раздумывая согласился.

6 сентября 1766 года он подписал контракт, в котором вознаграждение за работу определялось в размере 200 тысяч ливров, что было достаточно скромной суммой – другие мастера просили значительно больше.

50-ти летний мастер приехал в Россию с 17-летней помощницей Мари-Анн Колло.

Мнения об облике будущей скульптуры были самые разные. Так, руководивший созданием памятника Президент Императорской Академии искусств Иван Иванович Бельской представлял скульптуру Петра I, стоявшего в полный рост с жезлом в руке. Екатерина II видела императора, восседающим на коне с жезлом или скипетром, а были и другие предложения.

Так, Дидро задумал памятник в виде фонтана с аллегорическими фигурами, а статский советник Штелин направил Бельскому подробное описание своего проекта, согласно которому Петр I должен был предстать в окружении аллегорических статуй Благоразумия и Трудолюбия, Правосудия и Победы, которые подпирают ногами пороки Невежество и Леность, Обман и Зависть.

Фальконе отверг традиционный облик монарха-победителя и отказался от изображения аллегорий. «Монумент мой будет прост. Там не будет ни Варварства, ни Любви народов, ни олицетворения Народа… Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как побе­дителя, хотя он, конечно, был и, тем и другим.

Гораздо выше личность созидателя, законодателя, благодетеля своей страны, и вот ее-то и надо показать людям», — писал он Дидро.

Работа над памятником Петру I — Медный всадник

Фальконе создавал модель скульптуры на территории бывшего временного Зимнего Дворца Елизаветы Петровны с 1768 по 1770 годы. Из императорских конюшен были взяты две лошади Орловской породы Каприз и Бриллиант. Фальконе делал зарисовки, глядя как гвардейский офицер взлетал на лошади на помост и ставил ее на дыбы.

Модель головы Петра I Фальконе переделывал несколько раз, но так и не добился одобрения Екатерины II и в результате голову Медного всадника успешно вылепила Мари-Анн Колло. Лицо Петра I получилось мужественным и волевым, с широко открытыми глазами и озаренным глубокой мыслью.

За эту работу девушку приняли в члены Российской Академии художеств и Екатерина II назначила ей пожизненную пенсию в 10 000 ливров. Змею под ногами коня выполнил русский скульптор Федор Гордеев.

Гипсовая модель Медного всадника была изготовлена к 1778 году и мнения о работе были неоднозначными. Если Дидро остался доволен, то Екатерине II не понравился самовольно выбранный облик памятника.

Отливка Медного всадника

Скульптура была задумана колоссальных размеров и литейщики не брались за эту сложную работу. Иностранные мастера за литье требовали огромные деньги, а некоторые откровенно говорили, что отливка не удастся.

Наконец, нашелся литейщик, пушечных дел мастер Емельян Хайлов, взявшийся за литье Медного всадника. Вместе с Фальконе они подбирали состав сплава и делали пробы.

Сложность состояла в том, что скульптура имела три точки опоры и поэтому толщина стенок передней части статуи должна была быть небольшой – не более одного сантиметра.

Во время первой отливки труба, по которой заливалась бронза, лопнула. В отчаянии Фальконе выбежал из мастерской, но мастер Хайлов не растерялся, снял свой армяк и намочил его водой, обмазал глиной и приложил как заплату к трубе.

Рискуя своей жизнью, он предотвратил пожар, хотя сам получил ожоги рук и частично повредил зрение. Верхняя часть Медного всадника все равно была испорчена, ее пришлось срубить.

Подготовка к новой отливке заняла еще три года, но на этот раз она прошла удачно и в честь успешного завершения работы скульптор в одной из складок плаща Петра I оставил надпись «Лепил и отливал Этьен Фальконе парижанин 1788 года».

Установка Медного всадника

Фальконе хотел установить памятник на постаменте в виде волны,  выточенном из естественного куска скалы.

Найти нужную глыбу высотой в 11,2 метров было очень трудно и поэтому в газете «Санкт-Петербургские новости» было опубликовано обращение к частным лицам, желающим найти подходящий кусок скалы.

И вскоре откликнулся крестьянин Семен Вишняков, давно приметивший подходящую глыбу около деревни Лахта и сообщивший об этом руководителю поисковых работ.

Камень, весивший около 1600 тонн и названный Гром-камнем, доставляли сначала на платформе до побережья Финского залива, затем по воде до Сенатской площади. В извлечении и транспортировке камня участвовали тысячи людей.

Камень установили на платформу, передвигавшуюся по двум параллельным желобам, в которую были уложены 30 выполненных из сплава меди шаров. Эту операцию проводили в зимнее время с 15 ноября 1769 года, когда земля была заледенелая и  27 марта 1770 года камень доставили к берегу Финского залива.

Осенью глыбу погрузили на судно, специально построенное мастером Григорием Корчебниковым и 25 сентября 1770 года толпы народа встречали Гром-камень на берегу Невы у Сенатской площади.

В 1778 году отношения Фальконе с Екатериной II окончательно испортились и вместе с Мари-Анн Колло он был вынужден уехать в Париж.

Установкой Медного всадника руководил Федор Гордеев и 7 августа 1782 года состоялось торжественное открытие монумента, но его создатель так и не был приглашен на это событие.

Военным парадом на торжестве руководил князь Александр Голицын, а Екатерина II прибыла по Неве в шлюпке и поднялась на балкон здания Сената. Императрица вышла в короне и порфире и дала знак открыть памятник.

Под барабанную дробь полотняная ограда с монумента упала и полки гвардейцев прошли по набережной Невы.

Памятник Медный всадник

Фальконе изобразил фигуру Петра I в динамике, на вздыбленной лошади и тем самым хотел показать не полководца и победителя, а в первую очередь созидателя и законодателя. Мы видим императора в простой одежде, а вместо богатого седла — звериную шкуру. О победителе и полководце нам говорит только венчающий голову венок из лавра и меч у пояса.

Расположение монумента на вершине скалы указывает о преодоленных Петром трудностях, а змея является символом злых сил. Памятник уникален тем, что имеет только три точки опоры. На постаменте выполнена надпись «ПЕТРУ перьвому ЕКАТЕРИНА вторая лѣта 1782», а на другой стороне тот же текст указан на латинском языке.

Вес Медного всадника – восемь тонн, а высота – пять метров.

Медный всадник — название

Название Медный всадник памятник получил позже благодаря одноименной поэме А.С. Пушкина, хотя на самом деле монумент изготовлен из бронзы.

Легенды и Мифы о Медном всаднике

  • Существует легенда, что Петр I, находясь в веселом расположении духа решил на своем любимой лошади Лизетте перескочить Неву. Воскликнул: «Все божье и мое» и перескочил через реку. Второй раз крикнул эти же слова и тоже был на другом берегу. И в третий раз решил перепрыгнуть через Неву, но оговорился и произнес: «Все мое и божье» и тут же был наказан – так и окаменел на Сенатской площади, в том месте, где сейчас стоит Медный всадник
  • Говорят, что заболевший Петр I и лежал в горячке и причудилось ему, что наступают шведы. Вскочил он на коня и хотел ринуться к Неве на врага, но тут выползла змея и обвила ноги коня и остановила его, не дала Петру I прыгнуть в воду и погибнуть. Так и стоит Медный всадник на этом месте – памятник Как змея спасла Петра I
  • Существует несколько мифов и легенд, в которых Петр I пророчит: «Пока я на месте, моему городу нечего опасаться». И действительно, Медный всадник оставался на своем месте во время Отечественной войны 1812 года и во время Великой Отечественной войны. Во время блокады Ленинграда он был обшит бревнами и досками и вокруг него уложили мешки с песком и землей
  • Петр I рукой указывает в сторону Швеции, а в центре Стокгольма установлен памятник Карлу XII, противнику Петра в Северной войне, левая рука которого направлена в сторону России

Интересные факты о памятнике Медный всадник

  • Транспортировка камня–постамента сопровождалась трудностями и непредвиденными обстоятельствами и часто возникали аварийные ситуации. За той операцией следила вся Европа и в честь доставки Гром-камня на Сенатскую площадь была выпущена памятная медаль с надписью «Дерзновению подобно. Генваря, 20, 1770»
  • Фальконе задумал монумент без ограды, хотя ограда все-таки была установлена, но до наших дней не сохранилась. Сейчас находятся люди, которые оставляют надписи на памятнике и портят постамент и Медный всадник. Возможно, что в скором времени вокруг Медного всадника будет установлено ограждение 
  • В 1909 и 1976 годах проводилась реставрация Медного всадника. Последнее обследование, проведенное с помощью гамма лучей, показало, что каркас скульптуры находится в хорошем состоянии. Внутрь памятника была заложены капсула с запиской о проведенной реставрации и газета от 3 сентября 1976 года

Медный всадник в Санкт-Петербурге — главный символ Северной столицы и полюбоваться одной из самых известных достопримечательностей города на Сенатскую площадь приходят молодожены и многочисленные туристы.

Источник: https://www.spb-guide.ru/page_12817.htm

Кто изображён на памятнике Медный Всадник

Медный всадник

Большинство туристов, стремящихся осмотреть все достопримечательности Северной столицы, интересует, где именно в Петербурге находится легендарный памятник Медный всадник, изображающий Петра 1. Этот символ города насчитывает уже более двух веков и овеян множеством преданий и мифов.

Найти знаменитую статую, которой посвящена одноименная известная поэма А. С. Пушкина, не составит труда. Памятник Медный всадник находится на одной из центральных площадей Санкт-Петербурга – бывшей площади Декабристов (ныне Сенатской) – в открытом сквере. К нему очень удобно добраться через Александровский сад, пройдя через его западную часть.

Точный адрес Медного всадника в Санкт-Петербурге: Сенатская площадь, г. Санкт-Петербург, РФ, 190000.

Медный всадник история создания памятника

Идея создания монумента, призванного увековечить память выдающегося монарха, принадлежит императрице Екатерине II. Она считала, что подобное ответственное дело можно было бы поручить только истинному мастеру.

В поисках такого человека князь Голицын – доверенное лицо императрицы – обратился за помощью к маститым представителям французской культуры того времени Дидро и Вольтеру.

Великие философы посоветовали своей царственной корреспондентке Этьен-Мориса Фальконе – на тот момент автора не слишком известных скульптурных композиций.

Фальконе работал на заводе по производству фарфоровых изделий, но в глубине души давно мечтал попробовать свои силы в монументальном искусстве. В 1766 году он подписал с представителями Екатерины II контракт на создание бронзового памятника, согласно которому его вознаграждение составляло всего лишь 200 000 ливров.

Интересно, что в Россию Этьен-Морис приехал вместе с талантливой 17-ней ученицей Мари-Анной Колло, впоследствии вышедшей замуж за его сына. Об отношениях скульптора и его юной помощницы долго ходили различные слухи, причем не всегда приличные.

Мнения о том, как должен выглядеть символ российского самодержавия, оказались весьма различными:

  • Глава Императорской академии искусств Бельский считал, что Петра I необходимо изобразить величественно стоящим во весь рост и со скипетром в руке.
  • Императрица Екатерина II хотела видеть своего предшественника на коне, но обязательно с символами царской власти в руках.
  • Просветитель Дидро намеревался вместо статуи создать большой фонтан с фигурами аллегорического толка.
  • Скромный чиновник Штелин направил в Академию художеств письмо, в котором предлагал окружить статую императора изображениями добродетелей типа Честности и Правосудия, попирающими ногами пороки (Хвастовство, Обман, Лень и т. д.).

Однако автор будущего памятника Медный всадник имел собственное представление о том, как должно выглядеть его творение.

Фальконе отказался от аллегорической трактовки образа императора и намеревался показать его как великого законодателя и радетеля о благополучии своей страны.

Согласно замыслу скульптурной композиции, она должна была демонстрировать торжество человеческой воли и разума над стихийными природными силами.

Скульптор Медного всадника Этьен Морис Фальконе

Фальконе подошел к созданию Медного всадника в Санкт-Петербурге весьма ответственно. Модель статуи создавалась на протяжении 1768–1770 годов на территории бывшей летней резиденции императрицы Елизаветы.

Прототипом коня для монумента послужили два орловских рысака Бриллиант и Каприз, считавшиеся украшением царских конюшен. По просьбе скульптора был сделан помост, высота которого практически совпадала с будущим пьедесталом.

Один из офицеров верхом взлетал на его край и ставил коня на дыбы, так что Фальконе мог зарисовать все особенности строения туловища и мускулатуры лошади.

Голову императора вылепила Мария-Анна Колло, поскольку варианты ее наставника не были одобрены Екатериной II.

В чертах лица Петра I с широко раскрытыми глазами отразились основные качества государя: мужество, сильная воля, высокий интеллект, справедливость.

За эту работу императрица удостоила талантливую девушку членства в Императорской академии художеств и пожизненной пенсии.

Конь, на котором сидит государь, попирает копытами змею, которую изготовил русский мастер Гордеев.

После изготовления гипсовой модели Фальконе приступил к отливке статуи, но столкнулся с рядом проблем:

  • Из-за размеров монумента даже литейщики с хорошей репутацией отказывались заниматься отливкой, поскольку не могли ручаться за качество работы.
  • Когда наконец скульптор нашел помощника – мастера по изготовлению пушек Хайлова, оказалось очень сложно подобрать правильный состав сплава. Поскольку памятник имел лишь 3 точки опоры, стенки его передней части должны были быть не толще 1 см.
  • Первая отливка скульптурной композиции в 1775 году оказалась неудачной. Во время работы в мастерской лопнула труба, по которой текла расплавленная бронза. Катастрофические последствия удалось предотвратить благодаря мужеству Хайлова, заткнувшего дыру собственной одеждой и залепившего ее глиной. По этой причине верхнюю часть памятника пришлось заливать повторно спустя два года.

Множеством легенд овеяно происхождение постамента Медного всадника. В народе он известен как Гром-камень.

В альтернативных исторических теориях, касающихся строительства Санкт-Петербурга, он занимает ключевое место.

Некоторые исследователи предполагают, что официальная версия, согласно которой Гром-камень был перевезен в город из окрестностей небольшого поселения Конная Лахта, сфальсифицирована.

Однако исторические документы и свидетельства очевидцев, в том числе и иностранного происхождения, опровергают предположение, что гигантская гранитная глыба для памятника Медный всадник до обработки находилась на территории Петербурга.

Любые попытки связать ее с мифологической цивилизацией атлантов, якобы и являвшихся основателями города на этом месте, безосновательны.

Технологии того времени вполне позволяли перевезти даже такую огромную скалу на место возведения памятника.

Гром-камень весил более 1600 тонн, а его высота превышала 11 метров, поэтому до берегов Финского залива он был доставлен на специальной платформе. Она передвигалась по 2 желобам, расположенным строго параллельно друг другу. В них размещались три десятка больших шаров, выполненных из медного сплава.

Передвижение платформы было возможно лишь в зимнее время, когда грунт подмерзал и лучше выдерживал тяжелый груз. Транспортировка этого натурального пьедестала до побережья заняла около полугода, после чего по воде он был перевезен в Санкт-Петербург и занял отведенное ему место на площади в 1770 году.

В результате обтесывания размеры Гром-камня существенно уменьшились.

Через 12 лет после прибытия Фальконе в Северную столицу его отношения с государыней существенно ухудшились, поэтому он был вынужден покинуть страну. Работами по завершению статуи руководил Фельтен, а в 1782 году состоялось ее торжественное открытие.

Символика и легенды памятника

Фальконе изобразил Петра I в простом и легком одеянии, без излишней роскоши, приличествовавшей его статусу императора. Этим он стремился показать достоинства монарха как человека, а не как великого полководца и победителя. Вместо седла конь покрыт звериной шкурой, символизирующей приход в страну благодаря Петру I просвещения и благ цивилизации.

Голову статуи венчает лавровый венок, а у пояса прикреплен меч, что говорит о готовности правителя в любой момент выступить на защиту Отечества. Скала обозначает трудности, которые Петру пришлось преодолевать в период своего царствования.

Постамент украшает надпись, являющаяся данью уважения императрицы Екатерины II своему великому предшественнику, на русском и латинском языках. В складках плаща спрятана другая надпись, свидетельствующая об авторстве памятника.

Вес монумента составляет 8 тонн, а высота – 5 метров.

С Медным всадником связано множество легенд, одну из которых отразил Пушкин в одноименной поэме. Согласно некоторым из них:

  • Якобы еще до установки скульптурной композиции призрак Петра I встретился будущему императору Павлу I на том месте, где сейчас располагается памятник. Почивший монарх предупредил своего наследника о грозящей тому опасности.
  • В 1812 году Медного всадника собирались эвакуировать, поскольку городу угрожали французы. Однако император явился во сне майору Батурину и сообщил, что пока он остается на месте, Петербургу ничего не грозит.
  • Некоторые люди верили, что памятник – это сам Петр I, решивший перескочить на любимом коне Неву со словами «Все Бога и мое». Однако он перепутал и сказал «Все мое и Бога», за что был покаран высшими силами и моментально окаменел прямо на площади.

Где находится Медный всадник

Памятник доступен для свободных посещений. Увлекательный рассказ о создании статуи и преданиях, связанных с ней, вы сможете прослушать, приняв участие в обзорных экскурсиях по Санкт-Петербургу. Их стоимость составляет в среднем от 780 RUR за человека до 2800 RUR – 8000 RUR за группу (в зависимости от продолжительности тура).

Добраться до памятника можно несколькими способами:

  • От станции метро «Адмиралтейская» сверните налево к улице Малая Морская, затем поверните налево на проспект Декабристов и после этого сверните направо к берегам Невы. Путь займет не более 10 минут.
  • От станции метро «Невский проспект» пройдите вдоль канала Грибоедова до конца Невского проспекта и идите по направлению к Александровскому саду.
  • До Сенатской площади также курсируют автобусы № 27, 22 и 3, а также троллейбус № 5.

Медный всадник – это наиболее популярная достопримечательность Санкт-Петербурга, без осмотра которой получить полное представление о городе невозможно.

Источник: http://SnovaDoma.ru/interes/Monuments/mednyy-vsadnik/

Краткое содержание «Медный всадник»

Медный всадник

Поэма «Медный всадник» – повествование о трагической участи простого обитателя Петербурга, потерявшего во время наводнения любимую девушку, а вместе с ней – все мечты и надежды на будущую жизнь.

В «Медном всаднике» Пушкин поднимает тему «маленького человека» и тему роли Петра I в судьбе России. Основной конфликт произведения – противостояние личности и власти. Для общего ознакомления с произведением предлагаем прочитать онлайн краткое содержание «Медный всадник», выполненное опытным учителем литературы .

Евгений – бедный чиновник, который мечтает о семье, спокойной размеренной жизни. Сходит с ума, не в силах смириться со смертью любимой девушки во время наводнения.

Петр I – оживающий в воображении Евгения образ памятника царю.

Параша – возлюбленная Евгения, которая гибнет во время наводнения в Петербурге.

Автор говорит, что рассказанная им история основана «на истине», а сведения о наводнении он почерпнул из журналов того времени, о котором пишет.

Вступление

У безлюдных берегов Невы стоял когда-то Петр I, размышляя о времени, когда здесь будет основан город:

«Природой здесь нам суждено
В Европу прорубить окно».

По прошествии ста лет на месте, где раньше не было ничего, кроме «тьмы лесов» и болотных топей, «вознесся пышно, горделиво» молодой город. «Юный град» затмил красотой, богатством и мощью саму Москву.

Автор признается в любви к городу, «Петра творенью», и верит, что созданный волею правителя, он будет многие века стоять «неколебимо как Россия», а побежденная стихия финских волн забудет о своем былом величии и не будет беспокоить «вечный сон Петра».

Повествователь приступает к рассказу о тяжелом времени, воспоминание о котором еще свежо.

Памятник Петру I (Медный всадник)

Медный всадник

Памятник «Медный всадник» давно ассоциируется с городом Санкт-Петербургом, его считают одним из главных символов города не Неве.

Медный всадник. Кто изображен на памятнике?

Один из самых красивых и знаменитых конных памятников в мире посвящен Российскому императору Петру I.

В 1833 году великим русским поэтом Александром Сергеевичем Пушкиным была написана знаменитая поэма «Медный всадник», которая и дала второе название памятнику Петру I на Сенатской площади.

История создания памятника Петру I в Санкт-Петербурге

История же создания этого грандиозного монумента относится к эпохе правления императрицы Екатерины II, которая считала себя преемницей и продолжательницей идей Петра Великого. Желая увековечить память о царе-реформаторе, Екатерина повелевает воздвигнуть монумент Петру I.

Являясь поклонницей европейских идей просвещения, отцами которых она считала великих французских мыслителей Дидро и Вольтера, государыня поручает князю Александру Михайловичу Голицыну, обратится к ним за рекомендациями для выбора скульптора, который способен был бы воздвигнуть монумент Великому Петру.

Метры рекомендовали скульптора Этьен-Мориса Фальконе, с которым 6 сентября 1766 года и был подписан контракт на создание конной статуи, за довольно небольшое вознаграждение – 200 000 ливров.

Для работы над памятником, Этьен-Морис Фальконе, которому к тому времени уже было пятьдесят лет, прибыл с молодой семнадцатилетней помощницей — Мари-Анн Колло.

Этьен-Мориса Фальконе. Бюст работы Мари-Анн Колло.

Императрице Екатерине II, памятник представлялся конной статуей, где Петр I должен был изображен в виде римского императора с жезлом в руке — это был общепринятый европейский канон, своими корнями, уходивших во времена прославления властителей Древнего Рима. Фальконе видел статую иной – динамичной и монументальной, равной по своему внутреннему смыслу и пластическому решению гению человека, создавшего новую Россию.

Остались записки скульптора, где он писал: «Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как победителя, хотя он конечно, был и тем и другим.

Гораздо выше личность созидателя, законодателя, благодетеля своей страны, и вот её-то и надо показать людям. Мой царь не держит никакого жезла, он простирает свою благодетельную десницу над объезжаемой им страной.

Он поднимается на верх скалы, служащей ему пьедесталом, — это эмблема побеждённых им трудностей».

Сегодня памятник «Медный всадник», который знают во всем мире, как символ Санкт-Петербурга – император с распростертой рукой на вздыбленном коне на пьедестале в виде скалы, для того времени был абсолютно новаторским и не имевших аналогов в мире. Немалых трудов стоило мастеру убедить в правильности и грандиозности своего гениального решения главную заказчицу памятника – императрицу Екатерину II.

Над моделью конной статуи Фальконе работал три года, где главной проблемой мастера была пластическая трактовка движения коня.

В мастерской скульптора был сооружен специальный помост, с тем же углом наклона, который должен был быть у постамента «Медного всадника», на него взлетали наездники на лошадях ставя их на дыбы. Фальконе внимательно наблюдал за движениями коней и делал тщательные зарисовки.

За это время Фальконе сделал множество рисунков и скульптурных моделей статуи и нашел именно то пластическое решение, которое и было взято за основу для памятника Петру I.

В феврале 1767 года в начале Невского проспекта, на месте Временного Зимнего дворца, возводят здание для отливки «Медного Всадника».

В 1780 году модель памятника была закончена и 19 мая скульптура была открыта на две недели для всеобщего обозрения. Мнения в Санкт-Петербурге разделились – одним конная статуя понравилась, другие критически отнеслись к будущему самому известному памятнику Петру I (Медному всаднику).

Интересен тот факт, что голову императора вылепила ученица Фальконе Мари-Анн Колло, ее вариант портретного изображения Петра I понравился Екатерине II и государыня назначила молодому скульптору пожизненную пенсию в 10 000 ливров.

Отдельную историю имеет постамент «Медного всадника». По замыслу автора памятника Петру I, постаментом должна была быть естественная скала, по форме напоминающуюая волну, символизируя выход России к морю под началом Петра Великого. Поиски каменного монолита начались сразу с началом работ над скульптурной моделью и в 1768 году гранитная скала была найдена в районе Лахты.

Известно, что о находке гранитного монолита сообщил крестьянин Семён Григорьевич Вишняков. По легенде, бытовавшей среди местного населения, когда-то в гранитную скалу ударила молния расколов ее, откуда и появилось название «Гром-камень».

Для изучения пригодности камня для постамента в Лахту был отправлен инженер граф де Ласкари, который и предложил использовать цельный гранитный массив для монумента, он же сделал расчет плана транспортировки. Идея была такова – проложить в лесу дорогу от места нахождения камня и переместить его к заливу, а там по воде доставить к месту установки.

26 сентября 1768 года начались работы по подготовке для перемещения скалы, для чего ее сначала полностью откопали и отделили ту отколотую часть, которая должна была послужить постаментом памятника Петру I (Медного всадника) в Санкт-Петербурге.

Весной 1769 года «Гром-камень» при помощи рычагов установили на деревянную платформу и в течении всего лета готовили и укрепляли дорогу; когда ударили морозы и грунт промерз, гранитный монолит начали перемещать в сторону залива.

Для этих целей была придумано и изготовлено специальное инженерное устройство, которое представляло из себя платформу, опирающуюся на тридцать металлических шаров, передвигавшуюся по обитым медью деревянным желобчатым рельсам.

Вид Камня Грома, во время перевоза его в присутствии императрицы Екатерины II.

15 ноября 1769 года началось перемещение гранитного колосса. Во время передвижения скалы, ее обтесывали 48 мастеров, придавая форму, задуманную для пьедестала. Этими работами руководил каменных дел мастер Джованни Джеронимо Руска. Перемещение глыбы вызывало большой интерес и на это действие специально приезжали посмотреть из Санкт-Петербурга.

20 января 1770 года, в Лахту пожаловала сама императрица Екатерина II и лично наблюдала за движением скалы, которую при ней переместили на 25 метров. По ее указу, транспортная операция по перемещению «Гром-камня» была отмечена отчеканенной медалью с надписью «Дерзновению подобно. Января, 20. 1770».

К 27 февраля гранитный монолит достиг берега Финского залива, откуда по воде должен был отправиться в Санкт-Петербург.

Со стороны берега через мелководье была сооружена специальная дамба, уходившая в залив на девятьсот метров.

Для перемещения скалы по воде было изготовлено большое плоскодонное судно – прам, которое передвигалось при помощи силы триста гребцов.

23 сентября 1770 года, судно пришвартовалось на набережной у Сенатской площади. 11 октября пьедестал для «Медного всадника» был установлен на Сенатской площади.

Отливка самой статуи проходила с большими трудностями и неудачами. Из-за сложности работ многие мастера-литейщики отказывались от отливки статуи, а иные запрашивали слишком высокую цену за изготовление.

В итоге Этьен-Морису Фальконе самому пришлось изучать литейное дело и в 1774 году приступить к отливке «Медного всадника». По технологии изготовления статуя изнутри должна быть полой.

Вся сложность работ заключалась в том, что толщина стенок в передней части статуи должна была быть тоньше толщины стенок задней части. По расчетам более тяжелая задняя часть придавало статуе устойчивость, имевшей три точки опоры.

Изготовить статую удалось только со второй отливки в июле 1777 года, еще год велись работы по ее окончательной отделке.

К этому времени отношения между императрицей Екатериной II и Фальконе испортились, венценосная заказчица была не довольна затягиванием сроков окончания работ над памятником.

Для скорейшего завершения работ государыня назначила в помощь скульптору часовых дел мастера А. Сандоц, который занялся окончательной чеканкой поверхности памятника.

В 1778 году Этьен-Морис Фальконе, покидает Россию, так и не восстановив расположения государыни и не дождавшись торжественного открытия самого главного в своей жизни творения – памятника Петру I, который весь мир теперь знает как памятник «Медный всадник» в Санкт-Петербурге. Этот монумент был последним творением мастера, больше он не создал ни одной скульптуры.

Окончанием всех работ по памятнику руководил архитектор Ю.М. Фельтен – пьедесталу была придана окончательная форма, после установки скульптуры, под копытами коня появилось выполненное по проекту архитектора Ф.Г. Гордеев, скульптурное изваяние змеи.

Желая подчеркнуть свою приверженность петровским реформам, императрица Екатерины II повелела украсить постамент надписью: «Екатерина II Петру I».

Открытие памятник Петеру I

7 августа 1782 года, ровно в день столетия вступления Петра I на престол, было решено приурочить торжественное открытие памятника.

Открытие монумента императора Петра I.

На Сенатской площади скопилось множество горожан, присутствовали иностранные официальные лица и высокопоставленные приближенные ее величества – все ожидали прибытия императрицы Екатерины II для открытия монумента.

Памятник был укрыт от взоров специальной полотняной оградой. Для военного парада были выстроены гвардейские полки под командованием князя А. М. Голицына. Государыня в парадном облачении прибыла в шлюпке по Неве, народ приветствовал ее овациями.

Поднявшись на балкон здания Сената, императрица Екатерина II подала знак, пелена укрывающая монумент упала и перед восторженным людом возникла фигура Петра Великого, восседающего на вздыбленном коне, триумфально простирающего свою десницу и взглядом устремленным в даль.

Гвардейские полки под барабанную дробь двинулись парадом по набережной Невы.

Императрица по случаю открытия памятника издала манефест о прощении и даровании жизни всем приговоренным к казни, были освобождены узники, томившиеся в заключении более 10 лет за казенные и частные долги.

Были выпущена серебряная медаль с изображением монумента. Три экземпляра медали были отлиты из золота. Екатерина II не забыла о создателе памятника, по ее указу золотую и серебренную медали вручил в Париже великому скульптору князь Д. А. Голицын.

Медный всадник был свидетелем не только торжеств и праздников, которые проходили у его подножья, но и трагическим событиям 14 (26) декабря 1825 года – восстания декабристов.

К празднованию 300-летия Санкт-Петербурга Памятник Петру I был отреставрирован.

В наше время, как и прежде это самый посещаемый памятник Санкт-Петербурга. Медный всадник на Сенатской площади, часто становится центром для проведения городских торжеств и праздников.

Источник: http://cityguidespb.ru/interesnye-mesta/pamyatniki/711-mednyy-vsadnik.html

Добавить комментарий

Рубрики

Рубрики